Аримойя.
Ангел
Аримойя
Проект астролога Сергея Евтушенко.
Роза Мира

Государства российской метакультуры.

Россия - самая государственная и самая бюрократическая страна в мире, все в России превращается в орудие политики. Русский народ создал могущественнейшее в мире государство, величайшую империю. С Ивана Калиты последовательно и упорно собиралась Россия и достигла размеров, потрясающих воображение всех народов мира. Силы народа, о котором не без основания думают, что он устремлен к внутренней духовной жизни, отдаются колоссу государственности, превращающему все в свое орудие. Интересы созидания, поддержания и охранения огромного государства занимают совершенно исключительное и подавляющее место в русской истории. Почти не оставалось сил у русского народа для свободной творческой жизни, вся кровь шла на укрепление и защиту государства.

Николай Бердяев.

Содержание.

  • О государстве.
  • Ранний этап существования российской метакультуры.
  • Правление клана Рюриковичей.
  • Московская теократия.
  • Российская Империя.
  • Отречение Николая Святого.
  • Октябрьский переворот.
  • Российская Федерация.
  •  

    О государстве.

    Как следует из названия статьи, речь в ней пойдет о государствах, существовавших в рамках российской метакультуры на протяжении ее бурной истории. Поэтому для начала необходимо определить смысл термина «государство». Начнем с того, что существует несколько определений этого феномена. Так согласно словарю Брокгауза и Ефрона:

    Государство есть организация оседлого населения, занимающего определенную территорию и подчиняющегося одной и той же власти; таким образом, в понятии Г.- три элемента: население (народ), территория и власть. Люди для удовлетворения своих разнообразных потребностей соединяются в различные союзы семейные, сословные, хозяйственные и друг. организации. Совокупность этих союзов и организаций образует человеческое общество. Г. объединяет все действующие на определенной территории общественные союзы, составляя одну из высших форм организованного человеческого общежития. От общества, составляющего предмет науки социологии, Г. отличается тем, что предполагает непременную наличность определенной территории и верховной власти, которая господствует и над всеми союзами и лицами данной территории.

    Таким образом, согласно данному определению, государство является высшей формой организации общества, предназначенной для управления и координации различных сфер общественной жизни. Необходимость в создании подобной структуры возникает в случае создания цивилизации, т.е. земного воплощения метакультуры. Потребность же в существовании цивилизации, как необходимом инструменте духовной эволюции человечества была обоснована мной в статье «Миф и бытие народа»:

    «Для компенсации запечатанного состояния мира провиденциальными силами был разработан специальный компенсаторный механизм, который Даниил Андреев назвал метакультурой, отражением которой в Эндоре является цивилизация. Особенность метакультуры состоит в том, что она позволяет концентрировать коллективные духовные усилия людей на установление связи с высшими мирами. В этом смысле метакультура состоит, по крайней мере, из двух частей, одна из которых находится в одном из четырехмерных высших миров и называется затомисом. А другая часть находится в Эндоре и называется цивилизацией. В результате земная цивилизация обретает связь с высшими мирами и получает возможность участвовать в проектах провиденциальных сил.»

    Итак, изначально государство является структурой, призванной обеспечивать жизнедеятельность цивилизации. Поэтому именно для решения этой задачи этнос (общество) делегирует государству власть, т.е. право управлять определенными аспектами жизни общества. В свою очередь необходимость в подобном управлении возникает вследствие того, что минимальной самоуправляющейся этнической структурой является племя, чей размер оказывается недостаточным для поддержания нормальной жизнедеятельности цивилизации. Поэтому возникает потребность в образовании этносов – племенных общностей, обладающих достаточным размером для создания цивилизации. При этом различие народа и этноса, по определению Льва Гумилева, состоит в том, что в состав народа входят генетически родственные племена, а этнос может включать в себя племена, относящиеся не только к различным народам, но и к различным расам. Этот изначальный племенной состав будущего этноса Гумилев называл «этническим субстратом» (3).

    В этносе племена добровольно объединяются в более крупную структуру, которую на первом этапе формирования этноса можно назвать племенным союзом и делегируют властные полномочия определенному роду ( родам), который становится правящим, т.е. члены которого наделяются властными полномочиями и осуществляют управлении страной. На практике, конечно, объединение племен далеко не всегда происходило добровольно. Чаще происходит обратное. Племена, находящиеся в состоянии пассионарного подъема, силой включают в состав своего этноса более слабые племена или этнические реликты. Однако, при этом система управления осуществляется, в первую очередь, за счет силы «стержневого народа».

    Однако, существует и другое определение государства, согласно которому государство является силой, насильственно удерживающей племена в рамках какой-либо социальной общности. Подобного рода определение широко использовалось марксистами. Вот как оно сформулировано в словаре Ушакова:

    Организация классового господства, имеющая своим назначением охрану экономических и политических интересов господствующего класса и подавление враждебных классов.

    В данном случае мы имеем дело с определенным типом государства, который, с целью отличить его от предыдущего, будем называть империей. Принципиальным отличие империи от обычного государства является развитая иерархическая классовая система, возникающая параллельно племенной и подавляющая последнюю. Впервые подробное описание классовой государственной системы было дано Платоном в одноименном диалоге «Государство». В этом произведении Платон описывает 3 основные государственные класса: олигархию, стражу и рабов. Эта структура свойственна всем без исключения империям.

    При этом подобные различия между простым государством и империей возникают, согласно учению Даниила Андреева, вследствие фундаментального различия их трансфизической структуры. Так в метакультуре, имеющей простое государство, действуют лишь две основных трансфизических сущности: Демиург народа и Соборная душа. В империи же к ним добавляется еще и третье действующее лицо асураор – имперский демон, - иногда порождаемый демиургом и призванный защищать метакультуру от агрессивных посягательств иных трансфизических сущностей. Рождение асураора знаменует собой рождение империи, что приводит, в свою очередь, к неизбежной трансформации социальной структуры цивилизации, т.е. к расслоению общества на классы и формированию их специфических функций. Это происходит потому, что асураоры имеют двойственную природу, следствием чего становится всякое отсутствие этики. На уровне человеческой цивилизации это проявляется в том, что человеко-орудия асураора, т.е. личности, порабощенные им, навязывают обществу внеэтическую мораль, оправдывающую любое насилие над личностью «государственными интересами». Даниил Андреев так пишет об этой особенности асураоров (1):

    Но эйцехоре, заключенное в уицраорах, наполняет мало-помалу этот импульс иным содержанием, ставит перед ним иную, внешне сходную, но внутренне противоположную цель. Сущность эйцехоре состоит в непреодолимом для самого обладателя мучительном стремлении — все поглотить в своем самостном Я. В пределе — он хочет быть во вселенной один, всю ее поглотив в себе. Это стремление к идеальной тирании присуще любой демонической монаде, но уицраорам присуще не только это стремление, но и ясное его осознание. Уицраор — внеэтичен. Это не значит, что он обладает иными, нечеловеческими этическими представлениями; это значит, что он вообще лишен возможности созерцать мир под этическим углом.

    Таким образом, мы можем констатировать, что государство является необходимым элементом существования цивилизации. При этом оно может существовать, по крайней мере, в двух формах: в форме простого государства и в форме империи. В этом смысле российское государство не является исключением. Возникнув в определенный момент истории российской метакультуры в форме простого государства, объединяющего в своем составе несколько племенных союзов, оно в соответствующих метаисторических обстоятельствах (захват монгольской империей) перешло к имперской форме, что явилось следствием рождения в XIII-м веке первого российского асураора.

    Таким образом, в статье будут рассмотрены карты всех государств, существовавших в рамках российской метакультуры на протяжении всей ее истории.

    Ранний этап существования российской метакультуры.

    Согласно моим представлениям, этот этап начался в момент возникновения российской метакультуры в середине V-ого века новой эры и продолжался до момента захвата власти русской варяжской династией в середине IX-ого века. В качестве основной карты, с помощью которой можно изучать данный период целесообразно использовать карту рождения российской метакультуры, реконструкции которой была посвящена специальная статья «О начале русской земли».

    Рис. 1. Карта российской метакультуры. 27 января 469 года, 20:55МВ, г. Киев.

    К сожалению, об этом периоде не осталось каких-либо письменных свидетельств, поэтому реконструировать события этого времени очень сложно. Во всяком случае, при данном уровне развития исторической науки составить какое-либо целостное представление об этой эпохе не представляется возможным. В настоящее время можно лишь примерно описать основную событийную канву данного периода.

    Так через несколько десятков лет после возникновения российской метакультуры, входящие в его состав славянские и скифские племена, в полном соответствии с теорией Льва Гумилева, осуществляют серию успешных походов на Византию, в результате которых население Балканского полуострова существенно ославянилось. Более того, в течение, примерно, 200 лет славяне жили на территории Греции практически независимо от Византийской империи, которая ввиду многочисленности северных варваров, не могла быстро сделать их гражданами своей страны.

    Однако, в конце VI-ого века геополитическая ситуация коренным образом изменилась не в пользу славян. Это произошло вследствие проникновения в Причерноморье из азиатских степей болгарских плен. «Повесть временных лет» так сообщает об этом событии (2):

    Когда же славянский народ, как мы говорили, жил на Дунае, пришли от скифов, то есть от хазар, так называемые болгары, и сели по Дунаю, и были поселенцами на земле славян.

    Вот что я писал об этом периоде в статье «История народов России»:

    Вследствие существенного усиления болгарских племен, явившегося следствием нового пассионарного подъема, болгары сумели освободиться от власти ослабевшего тюркютского каганата и прорвались в Причерноморские степи. Это историческое событие в истории болгарского народа произошло при хане Кубрате. Этот хан провел свое детство при константинопольском дворе, усвоил византийскую культуру и на протяжении всей своей жизни оставался верным союзником императора Византии. С именем этого хана связывают возрождение болгарского народа после 100 летнего нахождения под властью тюркютов. Этому хану удалось объединить болгарские племена и создать Великую Болгарию с центром, располагавшимся на восточном побережье Азовского моря. Однако, его держава распалась после его смерти под ударами возникшего на месте восточного тюкютского каганата - хазарского каганата. После чего болгарский народ разделился. Часть болгар под предводительством хана Аспаруха ушла на Дунай, где их потомки проживают и поныне, другая часть ушла на север и закрепилась в среднем течении Волги, образовав волжскую Болгарию. Третья часть Болгар под предводительством старшего сына Кубрата - Батбая подчинилась хазарам и осталась на северном Кавказе. Современными потомками этих болгар являются балкарцы, проживающие в настоящее время в Кабардино-Балкарии.

    В это время Болгария существенно превосходила славянский союз, образованный в конце 5-ого века на территории современных Киевской, Черниговской, Белгородской и Муромской областей, как в экономическом, так и в военном плане. Болгары на протяжении всего 7-ого века часто совершали набеги на поднепровских славян, о чем говорят зафиксированные археологами следы пожарищ в славянских поселениях и обилие кладов, относящихся к данной эпохе. Болгарские племена в данный исторический период были настолько сильны, что даже основывали свои постоянные поселения в гуще славянских земель в районе современного Киева. Под давлением болгар славяне были вынуждены отойти на север и укрыться в лесной зоне. Славянский союз племен распался, и их объединение произошло в дальнейшем уже под эгидой русских князей.

    Под давлением этой болгарской экспансии славяне стали возвращаться с берегов Дуная обратно на свою прародину в междуречье Вислы и Днепра. Вот как рассказано об этом в «Повести временных лет» (2):

    Когда волохи напали на славян дунайских, и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи - лутичи, иные - мазовшане, иные - поморяне.

    Так же и эти славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие - древлянами, потому что сели в лесах, а другие сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами, иные сели по Двине и назвались полочанами, по речке, впадающей в Двину, именуемой Полота, от нее и назвались полочане. Те же славяне, которые сели около озера Ильменя, назывались своим именем - славянами, и построили город, и назвали его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Сейму, и по Суле, и назвались северянами. И так разошелся славянский народ, а по его имени и грамота назвалась славянской.

    В конце VII-ого века, после захвата арабами-мусульманами Ирана, в Хазарию устремилось много беженцев из захваченных областей, не желающих подчиняться новым правителям. В результате произошло существенное увеличение населения в прикаспийских областях, севернее Дербента, дальше которого не смогли продвинуться исламские войска. В числе беженцев было большое число евреев – членов вавилонской общины, - живших там со времен пленения иудеев ассирийским царем. Следствием этого стал быстрый рост иудейской общины Хазарии, экономической базой которой была транзитная торговля с Европой и Китаем. Накопленные богатства позволили им совершить в начале VIII-ого века государственный переворот, отстранив от власти хазарского кагана из тюркютской династии. После этого, опираясь на силу наемной армии, иудео-хазары стали захватывать прилегающие территории и подчинять проживающие на этих территориях племена. К началу IX-ого века Хазарский каганат контролировал территории от Урала на востоке и Карпат на западе, и от верховий Дона на севере до черного моря и большого кавказского хребта на юге.

    В это время Киев и вся территория южной России вошла в состав Хазарского каганата. В русских былинах этот период истории сохранился как страшное хазарское или жидовское иго. «Повесть временных лет» также кратко сообщает об этом событии (2) :

    И нашли их хазары сидящими на горах этих в лесах и сказали: «Платите нам дань». Поляне, посовещавшись, дали от дыма по мечу.

    Говоря современным языком, хазары не просто подчинили славян, включив их в свою империю, а полностью разоружили, не оставив таким образом шансов на военное сопротивление. В такой ситуации славянские племена, не желавшие жить под властью иудеев, уходили на север, где в начале IX-ого века основали города Новгород и Псков. Ситуация развивалась критически, ибо российская цивилизация стояла на гране полного уничтожения. Однако, неожиданная помощь пришла с севера. В конце VIII века скандинавские племена вошли в фазу пассионарного подъема, что выразилось в походах викингов по всему миру. Не оставили они своим вниманием и территорию России. С начала IX века варяжские дружины появляются в России, однако стратегическое руководство ими осуществляют князья из народа русов или ругов, имеющие большой опыт в торговле и государственном управлении. Опираясь на вооруженную силу варягов и местных славянских дружин, русские князья сумели отвоевать все лесные и лесостепные районы в верховьях Волги, Дона и Днепра, а также захватить Киев, основав там «русский каганат», известный из сообщения шведских послов, посетивших его в 836 году. Русский каганат, избавившись от хазарского ига, быстро набрал силу и уже в 852 году сумел организовать поход на Константинополь. Повесть временных лет сообщает об этом следующим образом:

    В год 6360 (852), индикта 15, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград, как пишется об этом в летописании греческом.

    Однако, успешное наступление славяно-варяжских войск под предводительством русских князей было остановлено в степях действиями болгарской и печенежской конницы, находившихся в подчинение у хазарских иудеев. Данное положение стабилизировалось на 100 лет, т.е. до полного разгрома Иудео-хазарии князем Святославом в 965 году.

    Правление клана Рюриковичей.

    Итак, в предыдущем разделе я писал о том, что славяно-варяжскому союзу в начале IX-ого века удалось остановить иудео-хазарскую экспансию и вернуть себе часть территорий бывшего славянского союза. Однако, как можно судить о отрывочным сведениям, в середине IX-ого века, возможно вследствие происков хазар, решивших путем интриг развалить русский каганат и впоследствии восстановить свой контроль над территориями центральной России, внутри русского каганата вспыхнула междуусобная война, настолько ослабившая русский каганат, что племена вышли из подчинения киевского князя и начали жить самостоятельно. Этим обстоятельством не преминули воспользоваться хазары и шведы. Шведы обложили данью племена северной Руси, а хазары южной. Существование российской цивилизации опять оказалось под угрозой. Пик кризиса пришелся на 859 год. Повесть временных лет сообщает об этом критическом периоде Русской истории следующим образом:

    В год 6367 (859). Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и со всех кривичей. А хазары брали с полян, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма.

    Однако, северные славянские и угорские племена нашли в себе силы освободится от шведского влияния. Вероятно, они сумели объединиться и выступить единым фронтом перед лицом общего врага.

    В год 6370 (862). Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть...

    Однако, после изгнания варягов межплеменная война вспыхнула с новой силой.

    и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом.

    В рамках этой небольшой статьи я не буду анализировать причины возникновения этой войны, однако, вероятно, что для ее прекращения на совете племен было принято решение избрать независимую княжескую династию для того, чтобы ни одно племя не получило преимуществ перед другими при объединении. В качестве такой династии был выбран русский княжеский род, поскольку племя руссов или ругов имело давние связи со славянами, и, главное, исповедовало славянскую религию. Более того, племя ругов было хранителем славянского религиозного центра – Ретры, - на острове Рюген.

    И сказали себе: "Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву". И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, - вот так и эти прозывались. Сказали руси чудь, словяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами».

    И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, - на Белоозере, а третий, Трувор, - в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же - те люди от варяжского рода, а прежде были славяне. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик...

    Таким образом, момент обретения власти новым княжеским родом можно считать рождением первого известного в русской истории государства. Однако, мы не можем утверждать, что это было, в принципе, первое в истории России государство. Как следует из предыдущего изложения «русский каганат», как сильное и самостоятельное государство существовало, по крайней мере в 836 году. Более того, оно было настолько сильным, что смогло организовать поход на Константинополь в 852 году. При этом необходимо заметить, что оно государство уже тогда называлось русским. Это говорит о том, что Рюрик был не первым русским князем, управлявшим славянским племенным союзом. Однако, на сегодняшний день невозможно точно сказать, когда сложился военно-политический союз между славянскими племенами и ругами. Возможно, что корни этого союза теряются во временах совместного противостояния славян и ругов готской экспансии в IV-м веке. Во всяком случае, готский историк Иордан писал, что славяно-готской войне на стороне славян сражались некие россомоны, т.е. росские мужи.

    Однако, так или иначе, но союз славян с русами имел длительную историю, поэтому факт приглашения русского князя на княжение в славянских городах не является неожиданным и необдуманным поступком.

    Теперь перейдем непосредственно к поиску даты этого события. Ведь именно даты образования российских государств являются целью данной статьи. При этом в случае даты образования, условно, первого русского государства мы можем лишь предположительно судить о времени его образования, поскольку лишь в русских летописях сохранились сведения о Рюрике и его призвании на княжении в 862 году. Поэтому все, что есть в нашем распоряжении это год, здравый смысл и астрологические методики ректификации. При этом, дабы не перегружать статью, я не буду приводить здесь всей последовательности рассуждений и сообщу лишь результат моих изысканий, который в настоящее время можно считать рабочей гипотезой.

    Рис. 2. Карта государства Рюриковичей. 21 июня 862 года 4:08GMT. Великий Новгород.

    Московская теократия.

    Возникновение нового государства в рамках российской метакультуры было связано с новым пассионарным подъемом, который испытали племена, входящие в состав российской метакультуры в начале XIV века. Согласно видению Льва Гумилева, пассионарный толчок охватил северные области современной России от Немана до Волги, таким образом, что в зону его влияния попала Литва и Великая Русь. (4)

    Иными словами, появились люди, ставящие идеал (или далекий прогноз) выше своих личных интересов или случайных капризов. Пусть их в XIII веке были единицы, в XIV веке их дети и внуки составили уже весомую часть общества и были затравкой нового этноса, впоследствии названного «великороссийским».

    В результате этого события северо-восточная Русь, будучи в течение 100 лет одним из самых спокойных улусов «Золотой Орды», вдруг пробудилась и с огромной энергией стала создавать новое государство. Лев Гумилев (4) пишет об этом следующим образом:

    В ареале пассионарного толчка появились люди сверхэнергичные, жертвенные, инициативные. Литовские пассионарии нашли себе применение в войне с Орденом. Доминанта была понятна и близка их слабопассионарным соплеменникам, готовым поддержать своих вождей. Поэтому Гидемин, Кейкуст и Ольгерд не боролись с инерцией гомеостаза, а использовали природную воинственность для расширения государства. Объединение Литвы с Белой Русью усложнило этническую систему, а распространение культуры православия цементировала ее.

    В Великороссии было хуже. Обветшалые традиции, унаследованные от Древней Руси, удовлетворяли большинство населения, от князей и бояр до смердов. Пассионарные люди не были нужны: они всем мешали. Поэтому они могли найти себе применение только в системе православной церкви.

    Во второй половине XIII в. численное соотношение христианского и языческого населения неуклонно изменялось в пользу православия. Тому было несколько причин. Так, монголы охотно принимали русских к себе на службу и комплектовали ими корпус, воевавший в империи Сунн. Шли к ним язычники-пассионарии, которым сделать карьеру у православных князей было невозможно. И, наоборот, православные пассионарии оставались дома, защищая «Святую Русь». За 100 лет такой процесс дал плоды. Русская земля стала христианской с элементами двоеверия, не имевшими социально-политического значения...

    Итак, Гумилев очень точно определил социальную структуру, где сосредоточились основные пассионарии – носители созидательной энергии, - православная церковь. Таким образом, именно этот социальный институт в XIV веке стал тем центром, вокруг которого стало объединяться русское общество и, в первую очередь, пассионарии. Иначе говоря, в лице православной церкви русское общество получило организацию, способную организовать и возглавить процесс строительства национального государства.

    Однако, для успешного решения этой задачи, помимо организации, нужна еще и доктрина или, говоря современным языком, национальная идея, воплощающая в себе структуру нового общества и достаточно привлекательная для большинства ее членов, т.е. в новом обществе должны найти свое отражения мечты большинства пассионариев, т.е. носителей основной креативной энергии, которые и являются главными строителями этого нового общества. И здесь Гумилев делает гениальное предположение, позволяющее глубоко понять суть национальной идеи московской России, которая не потеряла своей актуальности и по сей день.

    Появление татарских жен в княжеских теремах во второй половине XIII в. Имело последствия важные, но никем не отмеченные. Все невесты по христианскому канону должны были быть крещены, а перед этим обучены началам христианского учения. Не зная русского языка, они учились у своих священников – несториан, с которыми в 1142 г. Объединились якобиты (монофизиты). Носили обоих исповеданий не обращали внимание на догматические различие, но дружно ненавидели греческую церковь, изгнавшую их предков с родины. Однако передавать ученицам эти теологические тонкости было явно нецелесообразно. Поэтому вместе с татарскими женами на Русь пришло не несторианство, а новое мироощущение, укоренившееся благодаря сочетанию обстоятельств: упадку Византии и распадению Руси на суверенные княжеств.

    Вот эта доктрина – новое мировоззрение включившее в себя элементы византийского православия, митраистического скифского и славянского язычества и несторианства, существенно трансформировавшегося в среде тюркских кочевников. Именно эта теократическая доктрина легла в основу новой России, определив главенствующую роль православной церкви как в духовных, так и в мирских делах.

    …Однако, была сила, которая цементировала складывающуюся систему, - православную церковь. Вероотступничество рассматривалось как выход из системы, как измена, и поэтому не случайно, что древнеарийское слово «смерд» (от персидского «мард» - муж) применительно к русским заменилось термином «крестьянин», т.е. православный христианин. Князья были вассалами «бессерменского» султана, следовательно, не могли котироваться как высший авторитет. Зато митрополит пользовался всеобщим признанием, в том числе и хана Золотой орды, не облагавшего налогами церковные имущества. Поэтому церковь XIV в. Иногда называют «корпоративным феодалом», иногда теократией, но отнюдь не западной модели. Но тогда какой? Неужели кочевнической, несторианской?

    В результате мы совершенно справедливо можем называть государственный строй московской России – теократией. Кстати, именно здесь находятся истоки будущих конфликтов между руководством церкви и правящей княжеской, а затем царской династией. Отсюда проистекает недовольство политикой церкви набожного Ивана Грозного, здесь заключена причина безраздельной власти патриарха Филарета, здесь корениться источник противостояния патриарха Никона с царем Алексеем Михайловичем и именно эта политика, в конечном итоге привела к полной потери взаимопонимания между царем Петром Великим и православной церковью. Прав был Гумилев, это не византийская модель, в рамках которой патриарх церкви никогда не оспаривал власти кесаря, а это именно несторианская кочевническая модель, в рамках которой иерархи несторианской церкви определяли политику ханов.

    Эта модель подспудно оказывала постоянное влияния на сознание высших иерархов церкви, убеждая их в своем превосходстве над царями. К этому выводу мы будем еще неоднократно возвращаться в различного рода исследованиях.

    Теперь, когда описана основная доктрина московской Руси, можно приступить к определению даты ее рождения. Для этого снова обратимся к работе Гумилева (4):

    Москва перехватила инициативу «объединения» потому что именно там скопились страстные, энергичные, неукротимые люди. От них пошли дети и внуки, которые не знали иного отечества кроме Москвы, потому что их матери и бабушки были русскими. И они стремились не к защите своих прав, которых у них не было, а к получению обязанностей, за которые полагалось «государево жалование». Тем самым они, используя нужду государства в своих услугах, могли защищать свой идеал и не заботиться о своих правах; ведь если бы великий князь не заплатил [бы] вовремя жалования, то служилые люди ушли бы добывать кормы, а государь остался бы без помощников и сам бы пострадал.

    Эта оригинальная, непривычная для запада система отношений власти и подчиненных была столь привлекательна, что на Русь стекались и татары, не желавшие принимать ислам под угрозой казни, и литовцы, не симпатизирующие католицизму, и крещеные половцы, и меряне, и мурома и даже мордва. Девиц на Москве было много, службу было получить легко, пища стоила дешево, воров и грабителей вывел Иван Калита… Но для того чтобы это скопище людей, живущих в мире и согласии, стало единым этносом, не хватало одной детали – общей исторической судьбы, которая воплощается в коллективном подвиге, в свершении, требующем сверхнапряжения. Именно эти деяния знаменуют собой окончание инкубационного периода и начало этапа исторического развития этноса – фазы подъема.

    Итак, согласно мнению великого историка, именно совместный подвиг является той последней деталью, которая необходима для мгновенного превращения «скопища людей» или, иначе, этнического субстрата в полноценный этнос. Что ж, как известно из истории России, вскоре после того, как нация была готова родить новый социальный организм – этнос, - такая возможность представилась.

    Куликовская битва – величайшее сражение в истории России, - оказавшее не столько военно-политическое, сколько духовно-нравственное влияние на всю дальнейшую истории нашей страны. Именно на Куликовом поле родилась великорусская нация и новое российское государство. Как писал Лев Гумилев:

    Таким образом, мы можем датировать «пусковой момент» великорусского этногенеза XIII и XVI веками, а осознание русскими себя как целостности - 8 сентября 1380 года.

    В отличии от истории о призвании варягов, сохранились достаточно подробные описания обстоятельств Куликовской битвы. До нас дошло несколько летописей, повествующих об этом сражении «Летописная повесть о Куликовской битве», «Сказание о Мамаевом побоище» и «Задонщина», представляющая собой антитезу «Повести о погибели русской земли», написанной во время монгольского нашествия. Поэтому мы располагаем достоверными сведениями о том, что 8 сентября 1380 года в 11-ом часу дня началось сражение между русскими войсками, возглавляемыми Дмитрием Донским и татарскими войсками под предводительством Мамая.

    Рис. 3. Карта великорусской нации 8 сентября 1380 года 10:10МВ Куликово поле.

    При этом надо упомянуть еще об одной принципиальной особенности нового государства, в отличии от государства Рюриковичей, московская теократия изначально возникла как империя, поскольку, как писал Даниил Андреев, незадолго до этого события российский демиург Яросвет породил первого асураора российской метакультуры – Жругра, - с целью защитить свою цивилизацию от агрессивных действий асураоров соседних метакультур, как восточных, так и западных. Об этом событии в «Розе Мира» повествуется следующим образом:

    Итак, метаисторическим событием, лежавшим в основе того, что в истории называется возвышением Москвы и созданием национального государства, было рождение кароссой Дингрой от Яросвета демона великодержавной государственности и укрепление его демиургическими силами для борьбы с общим врагом.

    С течением веков, со сменою трех поколений уицраоров, с расширением их кругозора и возрастанием мощи импульс мировой миссии начинает осознаваться ими самими в его подлинном объеме. Разумеется, той отчетливости, какой достигло это осознание у последнего из уицраоров, у первого из них не могло быть. И тем не менее уже к XVI веку идея мировой миссии, христианско-демиургическая по своей природе, но непрерывно искажаемая, становится высшей санкцией, которой первый демон российского великодержавия оправдывает самого себя и свои универсальные притязания. Это — идея Третьего Рима — амальгама православно-религиозной исключительности, уицраоровской национальной гордыни и свойственных ранним стадиям культуры исторических фантазмов с исходящим от демиурга предчувствием планетарных масштабов будущего и с высокою этическою мечтой, внушаемой Трансмифом христианства.

    Таким образом, вновь образованное русское государство коренным образом отличалось от предыдущего. Если первое относилось к разряду простых государств, где центральная власть осуществляет лишь функции управления, делегированные ему обществом, то второе, опираясь на национального асураора, сразу родилось в форме империи. Это обстоятельство существенным образом трансформировало государственное устройство России, открыв путь глобальному порабощению народа своим правительством, достигшему своего апогея при коммунистическом режиме Сталина.

    К слову сказать, это обстоятельство достаточно конкретно отразилось в карте рождения нового государства. Так на ее Асценденте, символизирующем народ страны, находятся управители VI и XII домов. Как известно, VI дом символизирует рабов и домашний скот, поэтому соединение управителя этого дома с Асцендентом является указанием на зависимое рабское состояние народа. Более того, марс, находящихся на Асценденте, является управителем не только VI, но и I дома, что существенно усиливает проявление данной ситуации. Кроме этого, находящаяся здесь же Венера, являющаяся управителем XII дома, связанного с тайной деятельностью государства, т.е. со спецслужбами, монастырями и иными закрытыми учреждениями, указывает на высокую вовлеченность народа в подобного рода деятельность, что существенно усиливает ситуацию тотального порабощения народа государством.

    Российская Империя.

    Создание российской империи в метаисторическом смысле носило двоякий характер. С одной стороны, она играла, несомненно, прогрессивную роль в истории страны, поскольку закрепила за российской цивилизацией огромные территории Сибири, Дальнего Востока, азиатских степей, что само по себе обеспечило российской метакультуре надежную базу для последующего развития. С другой стороны, российская империя породила военно-бюрократическую систему управления, агрессивно разрушающую частную жизнь народа. В результате чего в России каждый человек был слугой или рабом государства и обязывался не просто платить налоги, а отдавать все свои творческие, духовные и физические силы на служение государству.

    Не случайно, что своего апогея идея тотального государственного служения достигла при Петре Первом, когда практически все мужское население страны было призвано на государственную службу. Петр Великий создал империю, совмещавшую в себе Византийскую модель централизованного управления и ордынский принцип организации службы, обеспечивающий возможность сделать каждого мужчину солдатом своей страны.

    Более того, Петр Первый лишил своих подданных последней возможности реализовывать свой творческий потенциал вне сферы влияния государства, лишив самостоятельности русскую православную церковь, превратив ее, по сути, в институт разработки и пропаганды государственной идеологии. И если раньше креативные люди из любого сословия, не желавшие посвящать свою жизнь государственной службе, могли уйти в монастырь и заниматься спасением своей души, то теперь даже монастыри были превращены в орудия государственной политики. Самым наглядным образом это выразилось в том, что Петр приказал переливать церковные колокола в пушки, мотивируя это государственной необходимостью. Причем в этом начинании его активно поддерживают некоторые иерархи церкви. Наиболее преданным его соратником был воронежский епископ Митрофан, благословивший царя на строительство нового города на берегах Невы и отдавший распоряжение снять церковные колокола для отливки пушек.

    Далее Петр Великий передал управление монастырскими землями специально организованному государственному учреждению - Монастырскому приказу. Царствование Анны Иоанновны историки называют временем гонения на церковь: монастырские хозяйства были при ней разорены, а в отношении монахов производились так называемые «разборы», заканчивавшиеся казнями и ссылками. Однако самый серьезный удар по церковному имуществу нанесла Екатерина II: согласно ее указу 1764 года о церковных владениях монастырские имения передавались государственной Коллегии экономии духовных имений, а монастыри делились на штатные и заштатные. Большая часть заштатных монастырей была ликвидирована, в то время как административно-хозяйственная деятельность штатных обителей жестко регламентировалась. Следствием этой регламентации стало превращение монахов штатных монастырей в государственных служащих, получающих жалование за свою деятельность.

    Таким образом, именно Екатерина завершила процесс создания в России военно-полицейского государства, где пропасть, разделяющая сословия была настолько глубока, что жизнь в стране стала просто невыносимой. Следствием этого стала гражданская война под предводительством Пугачева.

    Однако, последующие императоры, начиная с Павла I, осознавая ненормальность подобного положения вещей, начали постепенно освобождать российское общество из-под государственного гнета, однако, их усилия не были оценены ни современниками, ни потомками.

    Теперь можно перейти к определению даты рождения российской империи. Как известно, первым всероссийским императором был объявлен Петр Первый. Сохранились достаточно подробные описания обстоятельств преподнесения Петру Великому императорского титула. Цитируется по (5)

    22 октября (2 ноября) 1721 года в Петербурге в Троицком соборе царю Петру I был поднесён титул «император». Принято считать, что именно в этот день Российское царство, Московия, официально превратились в Российскую империю, и начался отсчёт нового, имперского периода в истории страны.

    Время и место объявления России империей (или русского царя — императором) не были случайностью. 30 августа 1721 года победоносно для России завершилась Северная война. Мир, заключённый в Ништадте, не только положил конец военному соперничеству со Швецией, но и, как писал голштинский дипломат Г.Ф. Бассевич, «должен был определить форму и значение русской монархии в Европе». Ключевым событием в многомесячном грандиозном праздновании Ништадтского мира стала 22 октября торжественная служба в Свято-Троицевом соборе Петербурга. Для участия в ней со всей страны в новую столицу съехались высшие военные и гражданские чины (около 1000 человек), прибыли части 27-и полков армии-победительницы, на Неву в район Троицкой площади подошли 125 галер русского Балтийского флота.

    После литургии, чтения ратификационной грамоты о мире и проповеди состоялась церемония объявления царя Петра I императором. Этим актом публично фиксировался общий итог Северной войны — новый реальный военно-политический вес России в Европе.

    Рис. 4. Карта российской империи 2 ноября 1721 года, 9:38МВ, Санкт-Петербург.

    Отречение Николая Святого.

    Отречение последнего российского императора одновременно стало концом российской империи и началом короткого периода существования российской буржуазно-демократической республики. Поэтому, несмотря на краткий период жизни этого политического организма, мы приводим его карту, дабы обеспечить непрерывность череде государственных образований в рамках российской метакультуры.

    Итак, вкратце напомним читателям о предыстории этого важного и одновременно трагического события в русской истории. В началу 1917 года большая часть политической элиты российской империи была охвачена заговором против царской семьи. После убийства последних преданных царской чете людей, таких как Петра Столыпина и Григория Распутина, Николай II остался в полной политической изоляции. При этом еще в декабре 1916 года, ощущая образовавшийся вокруг себя политический вакуум, он сказал английскому послу Бьюкенену: «Моему народу следовало бы заслужить мое доверие.», т.е. император предчувствовал, что весь народ, все сословия в тот роковой час отвернулись от него.

    Краткое описание дальнейших событий цитируется по статье «Метоистория великой смуты»:

    В итоге, к началу 1917 года царская династия в целом и лично Николай II-ой оказались в полной политической изоляции. Вместе с этим никто из российских патриотов не предлагал насильственного свержения царской власти. Состояние общества накануне первой мировой войны можно охарактеризовать как политическую апатию. Однако, вступление России в войну вызвало подъем патриотизма и привело к росту верноподданнических настроений. В такой ситуации большинство политических партий отказалось от критики царского правительства, по крайней мере, до победного окончания войны. Лидеры террористических и маргинальных организаций, в том числе и лидеры большевиков, были вынуждены иммигрировать, либо были сосланы в Сибирь. Политическая ситуация в России стабилизировалась.

    И тут вступают в действие субъективные факторы. В среде высшей военной и политической элиты начал готовиться государственный переворот. До сих пор не ясно, что послужило основной причиной, побудившей высших кадровых офицеров, таких как генералы Алексеев, Деникин, Корнилов, принять участие в заговоре против императора. Также до конца не ясно, как эти люди были связаны с политическими деятелями, возглавившими после отречения царя временное правительство. Возможно, что в ходе соответствующих исторических исследований будут найдены ответы на эти непростые вопросы.

    Действия заговорщиков носили широкомасштабный и продуманный характер. Существуют косвенные свидетельства, указывающие на то, что голод в Санкт-Петербурге зимой 1916/1917 годов, ставший причиной народных волнений в столице, был искусственно организован чиновниками, отвечающими за обеспечение города продовольствием и другими ресурсами. Плохое снабжение армии также явилось следствием, в первую очередь, плохой организации, а не недостатком у России боеприпасов и иных военных ресурсов. В рамках этой небольшой статьи нет возможности приводить имеющиеся на эту тему исторические исследования, однако многие из них содержат именно такие выводы. Таким образом, к началу 1917 года против царствующей династии был организован широкомасштабный заговор в самых высших эшелонах российской власти. Причем в этом заговоре участвовали самые близкие и приближенные к императору люди. Ситуация была настолько невыносима для Царя, что накануне отречения он написал в своем дневнике об окружающей его измене и предательстве.

    Здесь можно добавить, что заговорщики фактически взяли Николая II под арест, заперев поезд, в котором он ехал, в Пскове. Сейчас трудно судить о том, каким образом осуществлялось давление на императора, но вполне возможно, что Николая II шантажировали безопасностью его семьи. Однако, так или иначе, но отречение было написано Николаем вторым, причем на документе было поставлено время: 15:15. Хотя, ради справедливости необходимо отметить, что Николай II не подписал этот документ, тем не менее, текст отречения был немедленно разослан во все государственные учреждения России, и страна после этого зажила уже другой жизнью. Завеса времени упала, страница истории перевернулась.

    Рис. 5. Карта отречения Николая II. 15 марта 1917 года 15:15МВ, г.Псков.

    Октябрьский переворот.

    Об этом событии написано достаточно много, поэтому ограничимся лишь небольшой справкой. Октябрьский переворот стал отражением трансфизического события, произошедшего в преисподней российской метакультуры – инаугурации нового российского асураора. Его человекоорудием стал лидер большевистской партии – Владимир Ульянов-Ленин.

    Принципиальным отличием нового асураора от старого стала его безудержная жажда мирового господства, сразу поддержанная верховными иерархами тьмы. Третий Жругр, в отличии от своих предшественников, сразу порвал со всеми традиционными формами государственного устройства и в соответствии с изощренным планом инфернальных сил стал строить в российской цивилизации невиданную доселе тираническую структуру, предназначенную для полного порабощения людей, причем не только физического, но и духовного. Этот новый красный демон государственности сделал свои выводы из краха своего предшественника. Вероятно, он пришел к выводу, что физического закабаления явно недостаточно для превращения людей в послушных марионеток. Как показала практика предыдущего периода, даже самые тяжелые телесные наказания эпохи второго асураора не могли сломить человеческий дух и сделать его послушным орудием инфернальных сил.

    Поэтому инфернальные кураторы третьего Жругра сразу сориентировали его на учреждение государственной идеологической системы, предназначенной для создания людей «нового типа» - безнравственных киборгов, фанатично преданных новому политическому строю и готовых не раздумывая выполнять любые его приказы. Иными словами, в России в 1917 году начался дьявольский эксперимент по воплощению на земле царства Антихриста. Вот через какое суровое испытание было предначертано пройти России в XX веке. Здесь я прерву описание этого периода российской истории, поскольку еще не раз буду вынужден возвратиться к этой теме.

    Далее кратко опишем обстоятельства рождения нового государства. Они также достаточно хорошо известны. Более того, факт рождения нового государства был четко зафиксирован и сохранен для потомков.

    Как известно, октябрьский переворот начался вечером 7 ноября 1917 года, когда разрозненные отряды большевиков стали стягиваться к зимнему дворцу – резиденции временного правительства. При этом они вели вялую перестрелку с батальоном охраны дворца. Около полуночи батальон покинул свои позиции и отряды большевиков, сломав решетки ворот и входные двери, ворвались во дворец.

    Согласно легенде, после ареста некоторых членов временного правительства, руководитель штурма Антонов-Овсеенко произнес следующую фразу: «Господа временные, ваше время истекло». В комнате, где проходило последнее заседание временного правительства, в этот момент остановились часы, до сих пор показывающие время завершения переворота, и. соответственно, рождения нового государства: 2 часа 17 минут.

    Рис. 6. Карта октябрьского переворота. 8 ноября 1917 года 2:17МВ, Петроград.

    Говоря о государственности в советский период российской истории невозможно не упомянуть о Советском Союзе. Это дополнительная государственная структура, являющаяся, по сути, надстройкой, вобравшей в себя независимые государства, образовавшиеся после распада российской империи, сыграла свою роль в истории России, содержание которой неразрывно связано с имперскими амбициями красного российского асураора и являющаяся его главным инструментом достижения мирового господства.

    Советский Союз родился 30 декабря 1922 после подписания союзного договора представителями независимых республик. Точное время этого момента, к сожалению не известно, однако известно, что подписание состоялось после обеденного перерыва. Здесь я привожу собственную версию карты СССР. В связи с тем, что в советской России в ранний период ее истории существовал хаос во всех областях общественной жизни, и, в частности, и в летоисчислении, то я привожу время рождения СССР по Гринвичу.

    Рис. 7. Карта СССР. 30 декабря 1922 года, 11:53GMT, Москва.

    Российская Федерация.

    Наконец, последнее из государств на территории России – Российская Федерация. Рождением нового государства стала Декларация о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, принятая Верховным Советом российской федерации 12 июня 1990 года:

    Первый Съезд народных депутатов РСФСР, сознавая историческую ответственность за судьбу России, свидетельствуя уважение к суверенным правам всех народов, входящих в Союз Советских Социалистических Республик, выражая волю народов РСФСР, торжественно провозглашает государственный суверенитет Российской Советской Федеративной Социалистической Республики на всей ее территории и заявляет о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР.

    Известно, что эпохальная декларация была принята в 13 часов 45 минут по московскому времени.

    Рис. 8. Карта российской федерации. 12 июня 1990 года 13:45МВ, г. Москва.

    Если попытаться кратко охарактеризовать нового российского асураора, то его отличительными чертами будут следующие.

    Во-первых, новый российский демон великодержавия в отличие от своего красного предшественника отказался от идеи завоевания мирового господства. Печальный опыт его предшественника показал, что в душах российских народов он не сможет найти поддержку этой затеи, поскольку большая часть населения современной России не желает жертвовать своей частной жизнью ради власти над миром и порабощения других народов. Как показал опыт недавнего прошлого, народы нашей страны можно обманным путем, например, под лозунгом освобождения мира от мирового империализма, направить на завоевание сопредельных стран, однако установить в этих странах реальный колониальный режим невозможно никакими средствами. Поэтому новому российскому асураору пришлось умерить свои аппетиты и перейти к стратегической обороне, т.е. заняться тем делом, для которого он и был рожден – охраной границ цивилизации от посягательств асураоров соседних метакультур.

    Во-вторых, новый Жругр, во всяком случае по состоянию дел на сегодняшний день, видимо, наконец-то оставил попытки сделать всех поголовно жителей России своими слугами. Вероятно, опыт его предшественников показал, что российские народы принципиально не желают добровольно становиться орудиями государственной политики, и готовы жертвовать собой ради интересов страны только в условиях крайней необходимости, т.е. войны или стихийного бедствия. При этом никакими, даже самыми изощренными методами принуждения невозможно заставить русских людей добровольно верой и правдой служить государству. Поэтому, новый асураор, в соответствие с реалиями новой эпохи, решил не принуждать людей служить себе, а покупать себе служащих. Однако, в силу вышеперечисленных особенностей российской цивилизации, ему приходится платить своим служащим очень высокие зарплаты, как минимум на порядок превышающие заработки остального населения страны, что, естественно, приводит к таким социальным явлениям как появление олигархов, невиданная по размаху коррупция среди чиновников, гигантское расслоение общества, грозящее социальным взрывом, нехватка средств на поддержание боеготовности ВС и стремительное вымирание население, потерявшее всякую перспективу какой-либо нормальной жизни. Все эти явления говорят о том, что новый асураор не справляется с управлением ситуацией в стране.

    В-третьих, новый российский асураор, не находя поддержки среди коренного населения страны, пошел на очень опасный с точки зрения долгосрочной перспективы существования российской цивилизации шаг – привлечения на службу иммигрантов из тюркских народов. Конечно, тюрки значительно более податливы, в смысле подчинения воле асураора. Об этом я подробно писал в статье об иранской цивилизации, однако последующая вслед за этим неизбежная этническая трансформация, постепенно уничтожит все культурные достижения российской цивилизации, чем поставит на грань уничтожения саму русскую культуру. Ситуация выглядит тем более опасной, что российский этнос сейчас находится в фазе пассионарного спада, во время которой, как показали исследования Льва Гумилева, зачастую происходит распад этнического поля, т.е. гибель нации, как этнической целостности. В этом смысле современный российский асураор проводит откровенно антинациональную политику, поэтому, вероятно, и не получает санкции от синклита небесной России.

    Таким образом, совокупность этих факторов говорит о том, что перманентный социальный кризис, существующий в стране со времен рождения первого асураора, до сих пор не преодолен и перешел в новую форму. И будет ли найдено какое-то решение это изначальной проблемы российского государства, сказать трудно.

    Сергей Евтушенко
    7 октября 2007 года

     

    Опубликовано
    7 октября 2007 года

    Литература.

    1. Андреев Даниил. «Роза Мира».
    2. Нестор. «Повесть временных лет». Перевод Д. Лихачева.
    3. Гумилев Лев. «Этногенез и биосфера земли», Л, Гидрометеоиздат, 1990 г..
    4. Гумилев Лев. «Древняя Русь и Великая Степь», Товарищество Клышников, Комаров и K, М, 1992 г..
    5. Гумилёв Лев. «Эхо Куликовской битвы», «Огонек», 1980, №36.
    6. Гусева Ольга. «Империя» и «император».
    7. Евтушенко Сергей. «Метаистория великой смуты».
    8. Романов Борис. «Император, который знал свою судьбу».