Аримойя.
Ангел
Аримойя
Проект астролога Сергея Евтушенко.
Роза Мира

Иранский узел. Часть 3.

Исламская республика.

Власть государства не может быть ограничена рамками божественных предписаний. Государственное управление превыше всех других религиозных обязанностей, включая молитвы, пост, паломничество... Если выполнение этих обязанностей придет в противоречие с «интересами ислама», государство может наложить на них запрет, поскольку власть правительства важнее «исламского закона»

Аятолла Хомейни.

Содержание.

  • Исторические обстоятельства возникновения.
  • Карта иранской республики.
  • Эволюция исламской республики.
  •  

    Исторические обстоятельства возникновения.

    Для того, чтобы более ясно понимать суть метаисторических процессов, происходящих на современном ближнем востоке, необходимо более подробно остановиться на тех метаисторических обстоятельствах, которые сложились к моменту свершения исламской революции в Иране. Для этого необходимо совершить небольшой экскурс в недавнюю метаисторию региона.

    После развала Османской Империи в связи с поражением последней в 1-ой мировой войне, что явилось отражением трансфизической гибели османского асураора, – наследника византийских демонов великодержавия, - арабский (исламский) демиург породил нового асураора (Шостра согласно Даниилу Андрееву) для того, чтобы защитить свой народ от посягательств британской империи и набиравших силу США. Исторические обстоятельства способствовали формированию арабской государственности, поскольку арабские народы, как мы уже писали, в XVIII-м веке пережили очередной пассионарный толчок, что способствовало укреплению исламской метакультуры и строительству собственной государственности. Этот новый асураор одновременно проявлял себя через посредничество политических лидеров различных исламских стран. Первоначально, как писал Даниил Андреев, он предпринял попытку действовать через лидера новой Турции Кемаля Ататюрка. Однако, в силу различных метаисторических обстоятельств, новым асураором Турции стал один из отпрысков последнего османского асураора. Возможно, сказался этнический фактор; ведь турки являются представителями тюркской, а не арабской суперэтнической системы. Уже после второй мировой войны основным агентом арабского асураора стал египетский лидер Гамаль Абдель Насер. Так во время арабо-израильского конфликта он официально заявлял о том, что представляет интересы всех арабов, а не только Египта. В дальнейшем, после отстранения Насера от власти и установления в Египте прозападного режима основным человекоорудием (термин Д.Л. Андреева) арабского асураора стал иракский лидер Саддам Хусейн. Помимо этого Шостр активно использовал лидера палестинских арабов Ясира Арафата, а также ливийского лидера Муамара Каддафи. Основной стратегией арабского государственного демона было лавирование между асураорами СССР и США, которые боролись за контроль над ближним востоком в течение всего периода холодной войны. Однако, в силу определенных метаисторических обстоятельств, его сотрудничество с российским Жругром было более тесным. Возможно, что колониальная политика западных асураоров была для него более опасна, нежели сотрудничество с государственным демоном СССР. Во всяком случае, Шостр лояльно относился к появлению в пределах своей юрисдикции коммунистических и рабочих политических движений – агентов влияния советской системы. Также характерным является тот факт, что арабский асураор был последовательным сторонником светской государственной системы, пресекая в подконтрольных ему арабских странах любые попытки создания ультрарадикальных исламистских движений. Возможно, что исламский демиург изначально дал своему порождению такую установку, стремясь не допустить использования религиозных настроений арабских народов для решения государственных задач. Ведь в этом случае возникает реальная опасность демонизации исламского эгрегора со всеми вытекающими негативными последствиями для исламской метакультуры.

    Однако, вернемся в конец 70-х годов. В это время на ближнем востоке разыгрывался очередной раунд битвы между асураорами СССР и США. Ведь после 1972 года, вследствие качественного скачка в развитии промышленности, наблюдался лавинообразный рост мирового потребления углеводородного сырья. В результате чего нефтеносный район ближнего востока становится важным стратегическим регионом, контроль над которым обеспечивал лидерство на международной арене. Поэтому асураоры СССР и США напрягали все свои силы для установления контроля над аравийскими нефтеносными полями. Причем советская империя имела некоторое преимущество в связи с территориальной близостью к данному региону и установившимися отношениями сотрудничества с арабским асураором. Кажется, что еще один шаг и западному влиянию в регионе придет конец. Однако, на пути Жругра к заветной цели лежала цепочка стран с тюркским населением – Афганистан, Иран и Турция. При этом Россия в период своего последнего пассионарного цикла неуклонно продвигалась в данном направлении и еще в конце XIX-ого века имела возможность взять под свой контроль проливы, соединяющие Черное море со Средиземным. Однако, каждый раз, когда победа была уже близка, вмешивалась коалиция западных стран и останавливала продвижение российских войск. Так было во время крымской войны, так было и во время русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг. Поэтому, оценивая результаты этих и последующих компаний, можно сделать однозначный вывод о том, что согласно планам провиденциальных сил эти территории не должны входить в состав российской империи. Об этом необходимо помнить всем правителям России! [1]

    Однако, советский асураор, ослепленный манией величия и жаждой мирового господства, несмотря на усиливающийся кризис советской государственной системы, заставил руководство СССР начать захват Афганистана с целью прямого выхода к Персидскому заливу и аравийской нефти. Этот шаг стал роковым для СССР, чья экономика оказалась уже неспособной тянуть такую нагрузку. Однако, в 1979 году ситуация отнюдь не выглядела критической. Скорее наоборот, западные страны с ужасом увидели, что СССР решился на прямой захват ближневосточных месторождений нефти, что угрожало всему существующему мировому порядку. Параллельно СССР вел активную работу по внедрению своих агентов влияния на всем ближнем востоке, щедро финансируя прокоммунистические движения во всех соседних странах. Наибольшие успехи на этом направлении были достигнуты среди курдов, чья рабочая партия стала, по сути, военной партизанской армией, способной оказать поддержку советским войскам в случае дальнейшего наступления на аравийском полуострове.

    Такой разворот событий привел в шок западные страны и заставил их принять срочные ответные меры. Начать прямую военную конфронтацию с СССР асураор США не мог, поскольку только что-то бесславно проиграл вьетнамскую компанию, в ходе которой американская армия была полностью деморализована и неспособна даже к оборонительным действиям. Помимо этого СССР активно поддерживал различные марксистские группы в латинской Америке, которые в случае военного столкновения двух сверхдержав могли оказать СССР действенную помощь, создав социальный хаос на границе США. Казалось, что победа СССР близка, а экономический кризис будет преодолен за счет преференций от захвата ближневосточных источников углеводородного сырья.

    Однако, такой разворот событий не соответствовал планам провиденциальных сил, поскольку мировая красная диктатура была худшим злом по сравнению с гегемонией США. Поэтому демиург и синклит России воспрепятствовали выдвижению Жругром на руководящие посты людей, способных подготовить и осуществить военный захват Ближнего востока. Вместо этого руководителями в этот период становятся больные безвольные люди, неспособные даже воспринять планы российского асураора, в то время как в западных странах, наоборот, к власти приходят жесткие политики Рейган и Тетчер, взявшие курс на полное уничтожение советской власти и мобилизовавшие силы запада для выполнения этой задачи. А в 1985 году свершается и вовсе небывалое в мировой истории событие – к власти приходит Михаил Горбачев, который собственноручно разрушает все устои советского строя, исключая всякую возможность реализации советского плана захвата ближнего востока. Так провиденциальные силы одерживают победу и разрушают советскую богопротивную систему.

    В этой ситуации асураоры западных стран, не придумали ничего лучшего, как применить стратегию, используемую СССР во вьетнамской войне. Вместо того, чтобы жертвовать собственными солдатами, асураор США начал спешным образом создавать движение исламского сопротивления советской агрессии по аналогии с просоветским вьетнамским движением красных партизан. В качестве баз для подготовки боевиков были выбраны соседние с Афганистаном Пакистан и Иран. В Пакистане дело быстро пошло на лад, а вот в Иране возникли проблемы. Дело в том, что Вьетнам, перед тем как стать ареной битвы асураоров СССР и США за мировое господство, в течение 150 лет был колонией западных держав, т.е. страной в которой династия местных асураоров была уничтожена. Следовательно, режимы Северного и Южного Вьетнама были в полном смысле марионеточными режимами, соответственно, СССР и США. В Пакистане наблюдалась аналогичная картина, поскольку Пакистан не имеет собственного асураора и контролируется асураором Великобритании. А вот в Иране события пошли незапланированным образом. В этой стране еще со времен монгольского завоевания сохранилась собственная династия асураоров, последний отпрыск которой нарушил планы обеих супердержав еще в самый ранний период афганской компании.

    Сначала все шло по плану - старый иранский асураор, чьим человекоорудием был персидский шах, быстро издох, задушенный громадными асураорами СССР и США, начавшими очередной раунд схватки. Однако, дальше события пошли незапланированным образом. Одно из последних порождений иранского демона великодержавия – новый дракон, - сумело выжить, используя неразбериху набирающей обороты схватки. Этот новый демон, в отличие от своего арабского коллеги, не погнушался построить свою великодержавную идеологию на базе исламских традиций. Исламский демиург, вероятно, был в шоке от такого разворота событий, ибо случилось самое страшное из возможного – ислам стремительно превращался в государственную идеологию нового хищника. На первых порах асураоры СССР и США, увлеченные единоборством, не обратили должного внимания на этот метаисторический факт, вероятно считая, что смогут легко прихлопнуть эту мелюзгу, как и его родителя, когда битва будет завершена. При этом каждый из них медлил с расправой, надеясь, во-первых, использовать новоиспеченного демона для борьбы со своим соперником, а, во-вторых, не желая ослаблять себя. Ведь на карту был поставлен главный приз – мировое господство. При этом США и Великобритания щедро финансировали исламское афганское сопротивление, снабжая его всем необходимым для современной войны, стремясь заставить СССР истрепать свои боеспособные части в боях с моджахедами.

    И вот здесь новому иранскому дракону удалось, казалось бы, невозможное – он сумел подчинить своему контролю вновь образованные исламские военные отряды, причем сделал это настолько скрытно, что асураор США в полной мере сумел это осознать только 11 сентября 2001 года во время террористической атаки на Нью-Йорк. Одновременно, он сумел выдвинуть очень эффективное человекоорудие аятоллу Хомейни, который в течение года сумел подавить в Иране как американских, так и советских агентов влияния и установить автономный политический режим, неподконтрольный ни одной из супердержав. Далее для быстрого набора силы он развязал Ирано-Иракскую войну, в которой быстро распух от крови, которую обильно проливали иранские мальчишки, которых Хомейни без зазрения совести бросал в бой с опытными иракскими подразделениями. На крови новоиспеченных «героев джихада» иранский дракон настолько окреп, что стал угрозой для арабского асураора. Асураор США не на шутку обеспокоился, и с 1984 года был вынужден принять участие в усмирении юного иранского нахала, что на земном плане выразилось в участии флота США в стычках в Персидском заливе. Помимо этого оба асураора начали активно поддерживать режим Саддама Хусейна, понимая, что если иранскому дракону удастся захватить аравийскую нефть, то ситуация станет крайне опасной и неустойчивой. В результате совместными усилиями иранского дракона удалось усмирить и загнать в границы Ирана.

    Таким образом, рождение современного иранского асураора произошло во время последнего поединка между асураорами СССР и США. Сейчас еще трудно сказать, чем руководствовались провиденциальные силы, допуская столь быстрый рост этого нового монстра, однако, можно быть уверенными в том, что был выбран наиболее оптимальный вариант выхода из опасного противостояния двух ядерных супердержав. Однако, очевидно одно, родившись в таких опасных для человечества метаисторических обстоятельствах, этот асураор, очевидно, предназначен для определенной роли в очередной метаисторической пьесе, завязку которой мы наблюдаем в настоящее время.

    Карта иранской республики.

    Согласно имеющимся данным, исламская республика Ирана была провозглашена аятоллой Хомейни по тегеранскому радио 01.04.1979 года (1):

    К сожалению, ни одно сообщение прессы на английском языке не дает времени этого провозглашения. Однако его можно установить по сообщению, что республика была провозглашена "менее чем через 17 часов" после окончания голосования на референдуме 31 марта и что период голосования составил 4 часа, закончившись в 22:00. Это дает время провозглашения примерно 15:00 1 апреля. К сожалению, сообщение, что провозглашение имело место через 17 часов по окончании голосования, включает информацию, что это имело место "прошлой ночью". Все же другие сообщения сходятся в том, что провозглашение состоялось днем. Карта формального основания Исламской Республики поэтому построена на 15:00 01.04.1979 года на Тегеран.

    Поскольку время провозглашения указано лишь приблизительно, то я провел дополнительную ректификацию времени провозглашения по имеющимся данным. При этом оказалось, что реально провозглашение состоялось на 1 час раньше – в 14 часов по местному времени. Возможно, что углубленная ректификация даст нам более точные результаты, однако уже приведенное время позволяет сделать выводы о сущности нового государства.

    Даже самый поверхностный взгляд на карту исламской республики Иран позволяет нам сделать вывод о ее неудачности. Однако, это является закономерным явлением для карт революций. Ведь революции обычно происходят в периоды острых социальных кризисов, ослабляющих центральную власть страны, что, в свою очередь, является одним из главных элементов революционной ситуации. Здесь надо отметить, что также неудачными были карты французской и русской революций, а также октябрьского переворота 1917 года. Это происходит потому, что любая революция несет в себе, в первую очередь, деструктивное начало и имеет своей целью разрушение прежнего уклада жизни. Именно этот хаотический аспект обычно и отражается в карте революции. Строительство же нового порядка требует и новой карты страны, которая будет отражать эту ситуацию. Поэтому для стабилизации ситуации в стране революционные вожди оказываются перед необходимостью провозглашения нового государства с более сбалансированной структурой. Эту закономерность можно проследить на примере истории русской революции. Так «военный коммунизм», закономерно вытекающий из карты октябрьского переворота, явился совершенно нежизнеспособной структурой, углубившей социальный кризис российского общества. Однако, карта СССР, созданного в 1922 году, была на редкость устойчивой, что позволило большевистским вождям стабилизировать ситуацию в стране и разгромить Третий Рейх, имевший гораздо менее удачный гороскоп.

    Неудачность карты Исламской республики Иран определяется несколькими негативными показателями. Во-первых, в карте страны нет ни одной достаточно сильной планеты, что говорит о нестабильности социальной ситуации и неустойчивости экономики. Единственной планетой, обладающей большим достоинством является Марс, что само по себе говорит о многом. Ведь Марс, как известно, является планетой борьбы, кризисов и конфликтов. В экономике он создает дефицит бюджета, являющийся следствием финансирования долгосрочных малоприбыльных проектов. Подобное положение указывает на казалось бы парадоксальную ситуацию, когда необходимым элементом внутренней стабильности страны является постоянная социальная напряженности и конфликты с окружающими странами. При этом Марс управляет, в частности, IX-м домом карты, связанным с государственной идеологией. Из этого мы можем заключить, что государственная идеология будет построена на доктрине противостояния и борьбы с окружающими странами. Характерно, что аналогичная ситуация наблюдается в картах таких исламских государств как Ливия и Палестинская автономия, чья история говорит сама за себя. В случае же Ирана, в IX-м доме карты которого находится еще и Солнце, эта ситуация значительно усиливается. В этом смысле карта исламской революции может быть названа картой перманентного джихада, остановка которого сразу вызовет кризисные явления в стране [2]. Наряду с этим Марс, являясь хозяином Скорпиона, оказывается управителем IV-ого дома карты, связанного с территорией и полезными ископаемыми. Поэтому эта сфера в иранском государстве является наиболее стабильной и развитой, наряду со сферой государственной идеологии. Кроме этого, нахождение в доме природных ресурсов планеты Уран, говорит об успешности реализации ядерной программы, как мирной, так и военной. Эта ситуация указывает на то, что ресурсная база является второй важной основой стабильности иранской республики.

    Во-вторых, 4 из 7 главных планет карты располагаются на оси лунных узлов, что указывает на отсутствие свободы выбора страны в реализации программ, заложенных при ее основании. Это означает, что Иран для сохранения внутренней стабильности будет вынужден реализовывать программу экспорта исламской революции, заложенной основателем исламской республики аятоллой Хомейни. При этом какие-либо коррекции этой программы практически невозможны, поэтому у руководства страны не остается выбора даже в самых критических ситуациях. В этом смысле современные иранцы являются, по сути, заложниками идей исламской революции и вынуждены выполнять ее программу перед угрозой социального коллапса. В картах отдельных людей подобная ситуация указывает, в лучшем случае, на миссионерство человека, стремящего выполнить возложенную на него задачу любым способом и не взирая ни на какие трудности, а, в худшем случае, паранойяльную одержимость какой-то идеей, пытаясь осуществить которую человек бессмысленно растрачивает свои жизненные силы.

    Третьим негативным фактором является имеющаяся в карте конфигурация качели, правда, имеющая Луну в качестве стабилизатора. Классические качели, без стабилизатора, говорят о перманентной борьбе за власть двух кланов или группировок. Наиболее ярким примером проявления данной закономерности является карта Украины, где борьба за власть напоминает игру «перетягивание каната» без каких-либо шансов на победу одной из сторон, а также без возможности прийти к какому-либо компромиссу. В Иране ситуация несколько лучше вследствие наличия стабилизатора, в роли которого выступает Луна. Как известно ночное светило в карте страны означает правителя. Таким образом, в Иране личность правителя, которым по конституции является «Рахбар» - богослов, избираемый советом муфтиев, - является тем стабилизирующим фактором, который уравновешивает две политические силы: шиитское духовенство и чиновников, являющихся наследниками военной тюркской аристократии. В этом смысле государственное устройство современного Ирана воспроизводит древнюю арийскую систему государственного устройства, в рамках которой реальной властью обладали жрецы (маги) и воины (кшатрии), а в роли верховного правителя и судьи выступал царь (шах). Особенностью современной исламской республики является лишь то, что царь, в отличии от арийской политической системы выбирается из среды жрецов (шиитских священников), а не из кшатриев. По большому счету, именно в этом и состояла суть исламской революции в Иране – заменить правящее сословие. Однако, этому факту есть вполне закономерное объяснение. Дело в том, что после монгольского завоевания Ирана в XIII-м веке роль военной аристократии стали играть тюрки, и все последующие шахские династии были тюркскими, что, естественно, ущемляло национальные чувства персов, которые к настоящему времени еще не окончательно смешались с тюрками. При этом шиитское духовенство Ирана, в основном имеет персидское происхождение. Но, по иронии судьбы, вторым рахбаром Ирана и наследником ее духовного лидера стал этнический азербайджанец Али Хаменеи. Так что традиция тюркского правления в Иране была восстановлена при первом удобном случае.

    Таким образом, стабильность политического строя исламской республики Иран во многом зависит от личности ее текущего лидера. Подобное положение вещей указывает на нестабильность стратегии поведения руководства страны, частым сменам курса и ориентировки при принятии стратегических решений на текущую ситуацию в мире. Это тем более верно, что Луна занимает в карте Ирана самое сильное акцидентальное положение, поэтому рахбар страны, вслед за Людовиком XIV-м, может смело заявлять своим подданным: «Государство это я». Помимо этого, участие Луны в точном тауквадрате с Сатурном и Венерой указывает на сложное положение верховного лидера страны, который периодически будет вынужден принимать жесткие и непопулярные решения для восстановления стабильности политического строя. Основатель государства –Хомейни, - несколько раз за свою карьеру оказывался в подобных ситуациях и каждый раз ему удавалось удержать бразды правления ценой больших жертв как среди населения (война с Ираном), так и среди своих сторонников. Так динамический анализ карты Ирана с помощью фирдарной (персидской) дирекции показывает, что в 1997 году рахбар оказался в сложной ситуации, на которую в карте страны указывала дирекционная оппозиция Сатурна (сигнификатора лишений и испытаний) к Луне карты страны. Именно в 1997 году на первых прямых президентских выборах страны победил Мохаммад Хатами, известный своими либеральными взглядами. В результате в течение 8 лет Иран шел по пути либеральных реформ. Все это время консервативная клерикальная партия пыталась помешать Иранскому президенту в реализации его планов, так непосредственно перед выборами 2000 года был проведен показательный суд на родным братом президента – главным редактором либеральной газеты по обвинению с публикациях «не того содержания». Однако, в 2005 году, когда в оппозицию к Луне встал Юпитер, удача улыбнулась Хаменеи, и очередным президентом Ирана стал убежденный консерватор и антиамериканист Махмуд Ахмадинежад. Именно его приход к власти стал сигналом к эскалации напряженности вокруг Ирана. Однако, как следует из карты страны, именно такой политический курс позволяет реализовывать задачи исламской революции. Ведь в случае продолжения курса Хатами, Иран неизбежно оказался бы перед необходимостью кардинальным образом менять свою политическую систему. Приход к власти Ахмадинежада является следствием негибкости политической модели, заложенной в основу исламской республики. Если события будут развиваться и дальше в этом ключе, то в 2016 году, когда Юпитер поднимется в верхнюю полусферу карты Ирана, неизбежно начнется активная фаза экспорта исламской революции.

    Эволюция исламской республики.

    Каждое государство, подобно любой иной социальной системе, однажды родившись, проходит в определенные фазы своего развития. Поскольку современная исламская республика возникла в результате революции, то ее развитие будет подчиняться законам развития революционных государств. Принципиальным отличием развития революционных государств от естественных (эволюционных) является постоянное внутреннее перенапряжение революционной государственной системы, которое возникает вследствие необходимости тратить дополнительные ресурсы для поддержания внутренней стабильности. В первую очередь, это расходы на содержание большого числа идеологических и полицейских органов, насаждающих населению государственную идеологию. В то время как в государственных системах, возникших естественным путем, идеология насильно не насаждается населению, а принимается народом добровольно, и требует защиты лишь от внешнего влияния. Это принципиальное отличие особым образом деформирует все процессы развития страны, искусственным образом направляя его в рамки, заданные государственной доктриной.

    Таким образом, мы имеет возможность проанализировать развитие ситуации в исламской республике Иран в каждый период ее будущей истории, сравнивая ее с аналогичными периодами истории России в период ее нахождения под влиянием революционной коммунистической идеологии. При этом, естественно, необходимо иметь в виду существующие серьезные различия, как между двумя революционными идеологиями, так и между историческими обстоятельствами, в которых протекает история двух стран.

    Начнем с того, что история двух революционных государств России и Ирана началась в различные фазы базового цикла государственного развития. [3] В этом смысле иранская революция произошла практически в начале стандартного цикла, поэтому ее цикл развития может рассматриваться в качестве эталонного. Поэтому в своем развитии иранская революция догнала русскую только в начале 1992 года, т.е. уже после того, как завершилась война с Ираком, и умер ее духовный лидер аятолла Хомейни. Однако, и здесь мы можем проследить определенные аналогии. Как известно, русской революции и октябрьскому перевороту предшествовала первая мировая война, участие в которой и послужило одной из основных причин формирования революционной ситуации в нашей стране. А если учесть тот факт, что первая русская революция произошла в 1905 году, то можно предположить, что карта октябрьского переворота лишь отразила текущую фазу революционного процесса, начавшегося в 1905 году. Это тем более верно, что директное МС карты революции, являющееся основным указателем текущей фазы ее развития, именно в сентябре 1905 года находилось в точке начала цикла государственного развития. Поэтому разница между русской и иранской революциями состоит в том, что в нашей стране монархия устояла перед лицом первого революционного натиска, а в Иране шах покинул страну после появления первых признаков надвигающейся революции. Однако, начнем сравнение революционных государств с той фазы, с которой началась русская революция.

    Период государственной истории России, когда произошла русская революция, можно охарактеризовать как период мучительного поиска новой национальной идеи, которая бы позволила объединить народ и сформировать новую стратегию государственного развития. Это период максимального хаоса социальной жизни, когда разрушение основ предыдущего социального строя стало необратимым, а возникновение новых еще не произошло. [4] Это наиболее нестабильный и кризисный период в истории страны. Во время которого, в частности, происходит первое испытание революционной доктрины на прочность в суровых условиях социальной реальности. В это время также обычно происходит естественный отбор революционных вождей, в результате которого революционные мечтатели отходят от руководства страной, освобождая место для прагматиков. В истории российской революции именно в этот период власть захватили большевики – жесткие прагматики, использовавшие для укрепления своей власти самые жестокие и кровавые средства. В истории иранской революции этот период наступил непосредственно после смерти ее духовного лидера аятоллы Хомейни, который, как оказалось, был революционным романтиком, а не прагматиком. В самом Иране после завершения войны с Ираком наступила фаза разочарования в революционных идеалах и мучительный поиск способов выживания страны в сложившихся обстоятельствах. В этой ситуации новым руководством страны была провозглашена политика изоляции от внешнего мира, с целью недопущения кардинальной трансформации государственной идеологии под воздействием других стран. Кстати, надо отметить, что для данной фазы это была наиболее оптимальная стратегия, поскольку именно в это время страна наиболее уязвима для внешних воздействий. В истории России именно в этот период германская разведка сумела осуществить план по подрыву основ политического строя России и продвижения во власть своих протеже – большевиков. Таким образом, в период с середины 1990 по начало 1993 года Иран был наиболее уязвим для внешних воздействий, и именно тогда позиции революционного руководства страны были наиболее слабы. Однако, удача улыбнулась лидерам иранской революции, поскольку именно в этот период асураор США был занят разрушением СССР и просто не уделял должного внимания ситуации на ближнем востоке. Причем ситуация настолько вышла из-под контроля, что Садам Хусейн, возможно без санкции арабского асураора, захватил Кувейт, чем снова отвлек внимание США от Ирана. В результате Иран получил необходимую передышку в наиболее опасный период своей истории.

    Следующий период в истории революционных государств обычно отмечен гражданской войной, являющейся отражением борьбы нескольких доктрин будущего государственного устройства страны. В России, вследствие накопившихся социальных противоречий, этот период носил крайне трагический характер. В России он продолжался с августа 1918 года (фактически началом данного периода явился расстрел царской семьи) по май 1921 года, когда победа большевиков стала очевидной для большинства населения страны и советская власть была установлена на большей части бывшей российской империи. Соответственно, в Иране данный период продолжался с начала 1993 года по апрель 1996 года. Характерно, что в этот период времени на территории самого Ирана, как известно, гражданской войны не было, поскольку объективно не существовало хотя бы двух противоборствующих группировок, отстаивающих собственные модели политического устройства. Сам по себе этот факт говорит о том, что иранское общество достаточно монолитно и в целом разделяет существующую государственную доктрину, не видя каких-то альтернативных путей политического развития страны. Однако, при этом разгорелась гражданская война на территории соседнего Афганистана, в которой сражались за власть в стране несколько этнических и религиозных группировок. Как известно, победу в этой войне в конечном итоге одержало движение «Талибан», установив к весне 1996 года контроль над большей частью этой страны. Такое совпадение границ периода гражданской войны в Афганистане с соответствующим периодом иранской революции указывает на единство политических процессов в обоих государствах. Таким образом, история этих двух стран оказывается слитой в единое целое, т.е. происходит в рамках одного метаисторического пространства.

    Далее в истории советской России начинается период НЭПа, т.е. временного отказа большевиков от наиболее утопических элементов своей доктрины ради сохранения власти и укрепления социальной стабильности. Ведь экономика страны была практически полностью уничтожена в горниле гражданской войны, и правительство большевиков не располагало никакими ресурсами для ее восстановления. Поэтому, подчиняясь инстинкту самосохранения, большевики были вынуждены разрешить частное предпринимательство во имя сохранения собственной власти в стране. В Иране данный период реализовался аналогичным образом. После серии экономических кризисов в условиях постоянного нарастания социальной напряженности революционные власти были вынуждены разрешить прямые выборы президента страны, которым стал либерал Мохаммад Хатами. Он начал проводить столь либеральные реформы, что западные СМИ стали называть его «аятоллой Горбачевым», ошибочно считая, что проводимый им курс постепенно сведет на нет неприемлемые для запада устои политического строя исламской республики. Однако, понимание того, в какой фазе иранской революции проводил свои реформы Хатами, говорит о том, что этого политика необходимо сравнивать не с Горбачевым, проводившим свои реформы в последней стадии существования советской власти, а, например, с Бухариным – деятелем соответствующего периода советской истории, как известно, осужденного за свой правый курс после завершения периода НЭПа. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Хатами находился у власти с 1997 по 2005 годы, т.е. в тот период, когда иранское общество проходило период временного ослабления идеологического гнета стражей исламской революции. Однако, надо еще раз подчеркнуть, что осуществленные Хотами либеральные реформы носили временный характер и после окончания периода, в силу логики исторического развития, к власти должен был прийти более консервативный лидер.

    Это произошло потому, что в течение, условно говоря, либерального периода, иранское общество накопило определенный ресурс, который позволил руководству страны содержать большой идеологический аппарат, что было невозможно на предыдущем этапе развития страны. Поэтому улучшение экономической ситуации в Иране, произошедшее вследствие реформ Хатами, было использовано лидерами Ирана не для дальнейшей либерализации общества, а для укрепления своей власти. Таким образом, события в Иране развиваются по тому же сценарию, что и в советской России.

    Далее за периодом либерализации неизбежно следует период воплощения той экономической модели, которая соответствует революционной доктрине. В СССР этот период наступил в 1932 году и продолжался до 1937 года. Именно в это время было создана советская экономика – система построенная на рабской эксплуатации наиболее креативной части населения. Оказалось, что основной идеей русской революции была идея «переворота социальной пирамиды». Проще говоря, люди, совершившие революцию, хотели занять роль правящего класса и не мечтали ни о какой социальной справедливости. В случае иранской революции этот период будет продолжаться с 2005 по 2011 годы. Поэтому мы можем прогнозировать, что именно в этот период времени будет реализована экономическая модель исламской революции. Поскольку период только начинается, то нам необходимо попытаться хотя бы приблизительно понять суть этой модели.

    Очевидно, что социально-экономическая модель иранского общества будет базироваться на шиитской исламской доктрине, адаптированной к условиям современного государства. Более того, согласно завещанию аятоллы Хомейни государственные интересы будут поставлены во главу угла. Это означает, что Иран намеревается построить жесткую централизованную политическую систему и административно-командную экономику. И для выполнения этой задачи страна в настоящее время располагает всеми необходимыми ресурсами. В первую очередь, Иран располагает необходимыми управленческими национальными кадрами – шиитскими имамами, входящими в жесткую организацию с выраженной вертикальной иерархией. В результате каждый управленец имеет в этой системе определенный ранг, определяющий круг его полномочий и карьерных возможностей. Подобная система позволяет правящей касте, в данном случае шиитскому духовенству, эффективно контролировать систему управления государством. Далее Иран располагает достаточными запасами нефти, экспорт которой позволяет ему накопить достаточное количеств средств для строительства собственной современной производственной базы. И, наконец, Иран располагает большими людскими ресурсами. Ведь в Иране практически треть населения составляет трудоспособная молодежь, пригодная, в частности, для воинской службы. Поэтому можно не сомневаться в том, что Иран в течение 6-ти ближайших лет мобилизует все эти ресурсы для создания мощной независимой экономики, основой которой будет составлять энергетические отрасли. Так очевидно, что заявленная Ираном программа строительства атомных станций это одно из направлений формирования собственной энергетической базы, необходимой для создания тяжелой, и, в первую очередь, военной промышленности. В этом смысле данный период иранской истории можно сопоставить с периодом индустриализации в СССР. Высокие цены на нефть в ближайшие 5 лет позволят Ирану закупить и освоить самые современные технологии. И западные страны не смогут помешать этому процессу с помощью политики торговых ограничений, поскольку искомые технологии Иран сможет получить из Китая и Индии. Ведь экономики этих стран за последнее десятилетие приблизились к западным по уровню технологического оснащения. Поэтому в этот период следует ожидать ускоренного развития иранской тяжелой промышленности и энергетики.

    Однако, вряд ли следует ожидать иранского экономического «чуда», как это имело место в Японии в 70-х годах XX-ого века. Об этом говорит положение Сатурна в карте страны, поскольку именно эта планета указывает на характер и скорость накопления капиталов, т.е. экономического потенциала страны. Так в послевоенной карте страны восходящего солнца эта планета занимает одну из наилучших позиций, обладая большим эссенциальным и акцидентальным потенциалом, который, правда, реализовался не сразу, поскольку Сатурн находится в ретроградном движении. В карте Ирана мы наблюдаем противоположную ситуацию, поскольку Сатурн здесь занимает крайне слабую позицию по всем показателям, и вдобавок к этому находится в соединении с Раху, что говорит о постоянном перенапряжении экономики, нехватки ресурсов для огранизуемых проектов, и ее зависимости от конъюнктуры мировых рынков. Это говорит о том, что Ирану не удастся создать полностью самостоятельную и сильную экономику, которая бы обеспечила ему возможность вести агрессивную внешнюю политику. Иначе можно сказать, что экономика будет «ахилесовой пятой» Ирана в период существования исламской республики и, соответственно, сдерживающим фактором в реализации его амбициозных международных планов.

    Следующая фаза в развитии исламского государства начнется в середине 2010 года и продлится до середины 2013 года. Этот период аналогичен периоду «больших чисток» или периоду террора, который имел место в СССР в период с 1937 по 1940 год. Как известно, в это время Сталин практически полностью «обновил» руководящие кадры всех стратегических отраслей промышленности и ВС с целью подготовить страну к осуществлению главной цели октябрьского переворота – установления советской диктатуры во всем мире, путем победоносной войны. В это время СССР был превращен в военный лагерь, а красная армия подготовлена к «великой» миссии по распространению пролетарской революции по всему миру. Вполне возможно, что в Иране данный период пройдет аналогичным образом. На фоне явных экономических успехов исламский режим получит поддержку населения, на волне которой будет произведена чистка управленческих кадров. Очевидно, что она не будет столь кровавой, как это было в СССР, однако в результате нее от власти будут устранены все те, кто не разделяет идеи строительства всемирного шиитского государства. Ведь подобную программу оставил в наследство своим приемникам сам аятолла Хомейни. Незадолго до смерти, он сказал тогдашнему президенту Ирана Рафсанджани буквально следующее:

    «Экономические вопросы не должны отвлекать государственных деятелей от их основной задачи - создания «всемирного исламского государства», а народ готов заплатить за это лишениями».

    Это заявление можно считать основой стратегии развития исламской республики Иран. Поэтому сама логика событий заставит руководство Ирана в этот период времени поставить на ключевые государственные посты людей, способных осуществить завещанное духовным отцом иранской революции дело по распространению шиитской революции в близлежащих странах.

    И, наконец, в период с 2013 по 2016 годы Иран будет проходить критическую фазу своей истории. В СССР эта фаза пришлась на период с июля 1940 по июнь 1943 года. Именно в это время существование СССР оказалось под угрозой вследствие агрессии со стороны Третьего Рейха. Этот период можно назвать периодом поиска страной своего места в мире. Обычно он сопровождается активной внешней политикой страны и интенсивным взаимодействием с окружающими государствами. В это время страна естественным образом выходит из состояния изоляции и, в случае революционного государства, начинает активно навязывать свою политическую модель окружающим странам. Однако, как в случае СССР, такая политика может натолкнуться на эффективное противодействие других государств, в результате чего именно в этот период для государства возникает опасность быть захваченной войсками противника. Однако, в данный период времени в динамическом развороте карты Ирана нет каких-либо серьезных указаний на военные действия. Равным образом, как нет и солнечных затмений над территорией Ирана, поэтому наиболее вероятным представляется сценарий мирной экспансии, когда Иран, опираясь на возможности своей экономики, попытается вовлечь сопредельные государства в сферу своих экономических интересов. Тем более, что после 2012 года идеологические войны станут невозможными в связи с окончанием эпохи рыжего всадника. При том, что наиболее активная фаза иранской экспансии придется на 2015 год, когда директный Юпитер в карте Ирана перейдет в верхнюю полусферу. А в это время произойдет глобальная коррекция мировых энергетических рынков, на которую указывает переход Нептуна в тропический знак Рыб, в результате чего кардинальным образом измениться относительная цена на углеводородное сырье, в связи в чем Иран будет занят проблемой адаптации своей экономики к изменившимся рыночным условиям и решением социальных проблем, которые неизбежно возникнут в связи с падением доходов Ирана от международной торговли. Поэтому сейчас трудно судить о том, какие формы примет экспорт иранской революции в указанный период времени. Однако, большая часть указаний говорит о том, что он будет носить мирный характер.

    При этом необходимо заметить, что угроза очередного военного конфликта на ближнем востоке с участием Ирана, Саудовской Аравии, Пакистана, Индии и Китая возникнет только в 2020 году. Связано это с тем, что 21 июня 2020 над территориями этих стран произойдет кольцевое солнечное затмение, с которым будет связана реализация накопленного за предыдущий период социально-политического напряжения в регионе. Характерно, что именно на этот период времени в карте Ирана имеются показатели на участие страны в военном конфликте. Для справки необходимо заметить, что предыдущее затмение, видимое на этой территории, произошло 31 мая 2003 года. Тогда линия затмения проходила через США, Европу, Турцию, Ирак и Саудовскую Аравию. Именно в то время США захватили Ирак.

    Сергей Евтушенко
    21 мая 2007 года

     

    Обновлено
    3 августа 2007 года

    Комментарии.

    [1]

    Если обратиться к еще более ранней истории, то можно найти еще несколько очевидных примеров отсутствия небесной санкции на российское продвижение на территории проживания тюркских народов. В первую очередь стоит вспомнить трагический персидский поход Петра I-ого. Этот поход, предпринятый основателем российской империи для завоевания Азербайджана, был настолько неудачным, что о нем даже не упоминают в учебниках по истории. Также можно вспомнить неудачную попытку присоединения Монголии в 20-х годах XX-ого века.

    При этом военный захват этих территорий был всегда основной целью российских асураоров. Так первый из русских специалистов по геополитике Алексей Вандам так формулирует необходимость захвата территории центральной Азии вплоть до Персидского залива (2, стр 44):

    Упираясь тылом во льды Северного океана, правым флангом в полузакрытое Балтийское море и во владения Германии и Австрии, а левым – в малопригодные для плавания части Тихого океана, Великая северная держава имеет не три, как это обыкновенно считается у нас, а всего лишь один фронт, обращенный к югу и простирающийся от устья Дуная до Камчатки. Так как против середины фронта лежат пустыни Монголии и Восточного Туркестана, то наше движение к югу должно было идти не по всей линии фронта, а флангами и преимущественно ближайшим к центру государственного могущества правым флангом, наступая которым через Черное море и Кавказ к Средиземному морю и через Среднюю Азию к Персидскому заливу, мы в случае успеха сразу еж выходили бы на величайший из мировых торговых трактов – так называемый Суэцкий путь.

    Но подобное решение самого важного из наших государственных вопросов не отвечало расчетам тиранически господствующих на море и необычайно искусных в жизненной борьбе англичан, а поэтому, несмотря на все блестящие победы наши над турками, хивинцами, туркменами и другими противниками на театрах военных действий, - на театре борьбы за жизнь весь правый фланг наш, в конце концов, потерпел неудачу: левая колонна его была остановлена в Мерве, средняя – в Карсе и Батуме, а самая сильная – правая, уже достигнув проливов, принуждена была повернуть назад и отойти к северным берегам Черного моря.

    [2]

    При этом надо отметить, что неисламские государства, имеющие в своих картах аналогичные ситуации, не имеют столь отчетливо выраженной конфронтационной идеологии. Очевидно, это связано с тем, что ислам как эгрегор многие астрологи связывают с красной планетой. Поэтому именно в исламских странах подобная конфигурация проявляется наиболее ярким образом.

    [3]

    Здесь под базовым циклом государственного развития понимается процесс последовательного прохождения государства через определенные фазы становления, расцвета, умирания, и, в отдельных случаях, повторного возрождения. Однако, согласно нашей гипотезе, базирующейся на астрологической доктрине, история любого государства теоретически может начаться с любой фазы цикла. Это связано с тем, что каждое из конкретных государств рождается в определенных исторических обстоятельствах, объективно предполагающих вполне конкретный характер его дальнейшего развития. В этой ситуации астрологическая карта, построенная на момент фактического свершения, либо провозглашения революции, является наиболее объективным указателем начальной фазы цикла государственного развития. Поэтому для прогнозирования развития ситуации в стране необходимо точно установить карту его возникновения. Поскольку только с помощью астрологической карты можно определить точные границы периодов в истории государства. Ведь признаки проявления последних далеко не всегда реализуются очевидным и однозначным образом.

    [4]

    Характерно, что МС в карте современной России снова указывает на этот период. Это говорит о том, что Россия, выйдя из революционного «пике», снова находится в поиске своей национальной идеи, и будет находиться в нем в течение всего времени существования современного российского государства.

    Литература.

    1. Кемпион Николас, «Книга мировых гороскопов». М.: 1995.
    2. Вандам Алексей, «Наше положение», Спб, 1912 г, в сборнике «Неуслышанные пророки грядущих войн», Москва АСТ, Астрель, 2004 г..