Аримойя.
Ангел
Аримойя
Историко-философский портал.
Роза Мира

Краткий анализ геополитической ситуации на Северном Кавказе.

От развала СССР до современности.

(Из книги «Дагестан. Интербригада август-сентябрь 1999г.»)

Последнее десятилетие 20 века, явившееся в мировой истории одним из заключительных временных циклов эпохи научно-технического развития, мировых войн и революций, кровоточащими рубцами запечатлелось на теле нашего единого Отечества. Обострило его духовные раны и породило нравственное бессилие в обществе. Не обошел стороной всеобъемлющий кризис и многонациональный Дагестан.

Проблемы, с которыми столкнулось полиэтническое государственное образование республиканского типа на ключевом этапе своего развития-в период упадка технической мощи и великодержавных сил страны, и параллельно с этим, активного пробуждения самосознания национально-общественных групп и целых народов, ослабили гражданское общество в республике, без которого невозможно существование сильной дееспособной власти, привели к тому, что дагестанский народ в условиях жизни в кольцевой зоне военных конфликтов (Карабах, Абхазия, Ю.Осетия, С.Осетия, Ингушетия, Чечня) оказался отрезанным от населения других регионов России и жизненно важного во всех отношениях источника-федерального центра.

Особое влияние оказывала и изменившаяся геополитическая обстановка в мире. Взоры некоторых государств мирового сообщества, получивших доступ в различные сферы деятельности Российского государства и выход на его жизненное пространство, проявившийся в самых разнообразных формах: торговле, экономическом сотрудничестве, культурном обмене и мн. др., не могли упустить из вида такой важный в геостратегическом и военно-экономическом отношении район планеты, как Кавказ и его стержневой (в системе территориально-культурного становления регионов) участок – Дагестан. Столь пристальное внимание к нашим очагам являлось «новой старой политикой» ряда западных и восточных держав, в свое время активно противостоявших Советскому Союзу и России под крылом Соединенных Штатов Америки. Цели и направления этой политики остались, как оказалось, прежними, изменились лишь тактика и методы борьбы. Вместо антисоветской пропаганды, бывшие идеологи «холодной войны», переквалифицировавшись в специалистов по России и странам так называемого соцлагеря, предложили своим новоиспеченным партнерам, как движущую силу воздействия на умы посткоммунистических обществ и сознание поколений, внедрить в их странах идеи построения систем экономического развития и государственного устройства по западной модели и стандартам, а тусклые социалистические ценности заменить внешне яркими и броскими идеалами капиталистического мира. Заодно с этим ими был разработан и запущен план фактического передела зон влияния бывшего СССР, где каждой территории отводилась роль форпоста государства, победившего в «холодной войне», местной власти – роль союзника-сателлита, население должно было превратиться либо в рабочую силу «золотого миллиарда», которому по античеловеческой концепции устроителей нового мирового порядка в условиях нарастания и проникновения доктрин глобализма и космополитического американизма предназначалось водительство остальным миром, либо быть уничтоженным, как ненужный «балласт», не вписывающийся в новый мировой порядок..

В этом контексте Восточная Европа, включая страны Балтии, была поделена между такими игроками мировой политики, как США, Великобритания, Германия, Франция, с использованием экспансионистско-миссионерской деятельности Ватикана. Центральная Азия вошла в зону влияния Турции и Пакистана. А Закавказье и Северный Каваказ распределили между собой те же Соединенные Штаты, Англия, Турция и некоторые арабские страны в лице религиозно-экстремистских организаций, организованных английскими спецслужбами в период афганской кампании, развязанной советским руководством в 1979 году. В силу этого обстоятельства наиболее плотная сеть вахаббитских центров в Европе располагалась на территории Англии.

Плоды этой изначально недружественной политики параллельно с населением Средней Азии и Балкан, вскоре вкусили и народы Кавказа, оказавшиеся под колпаком жизненноважных интересов вышеперечисленных стран. Играя на внутринациональных противоречиях, используя драматические ошибки и роковые просчеты российской и советской власти на разных этапах истории, с помощью собственных эмиссаров, одержимых невежеством радикалов, экстремистов на местах и национал-предателей, выступивших под личиной патриотов и богомольцев, идеологам неоколониализма частично удалось столкнуть Кавказский регион в лавину междуусобных конфликтов. И как следствие – запылала Чечня. Запылала повсеместно, огнем жестоким и беспощадным. Чему активно способствовало марионеточное правительство Ельцина, безоговорочно выполнявшее все «рекомендации» заокеанских стратегов, и по сути, обеспечившее полную реализацию американского плана по отделению Северного Кавказа от России. Причем в ходе этой операции российская армия понесла большие потери, т.е. российские солдаты своей кровью заплатили за геополитические интересы США. Апогеем этого процесса стало провозглашение независимости Чечни, превратившейся в центр антироссийской политики на Кавказе, которым руководили английские и американские спецслужбы.

Дагестан в орбите непредвиденных событий.

Оказавшись, как уже говорилось, в фактической изоляции от России, Дагестан с ослабленной в этой связи экономикой и социальной сферой, сотрясаемый внутренними волнениями со стороны различных сил, расшатываемый в культурно-идеологическом направлении современной контркультурой и реакционными ваххабистскими идеями, столкнулся с реальной угрозой сепаратизма, религиозного экстремизма и терроризма в одном лице, нашедшего себе пристанище в республике в результате череды насильственных действий, осуществленных группами боевиков в районах Дагестана. Уступки и послабления, сделанные на первых порах экстремистскому течению, не могли дать ничего кроме усиления и разрастания существующей проблемы. Это негативное явление наряду с непрерывно тлевшим чеченским конфликтом и его последствиями до предела усугубило картину происходящего и стало главным дестабилизирующим фактором в жизни республики, да и всей страны. Ситуация день ото дня все более усложнялась. Просвета не было. К общему несчастью, Дагестан потрясла серия крупных, чудовищных по своим масштабам и жестокости преступлений, ввергнувших общество в состояние шока: взрыв 9-этажного дома в Каспийске, убийство муфтия Дагестана, взрыв на ул. Пархоменко, серия других крупных терактов.

Вновь за последние столетия мы оказались на грани реальной катастрофы, грозившей дагестанской земле и ее народу неисчислимой вереницей бед и несчастий. Те, кто замышлял это гибельное действо и проводил в жизнь эти нечеловеческие планы, уже потирали руки в предвкушении полной победы и конечного успеха своего предприятия. Но есть на свете одна неопровержимая истина, она гласит, что Бог руками нечестивцев разверзает им яму, в которой для них приготовлено справедливое возмездие. И время ее практического подтверждения неожиданно приблизилось.

Вторжение.

Занималась заря. Холодный утренний воздух овевал каменные глыбы горных вершин Большого Кавказа. Ранние лучи августовского солнца, слегка задевая ветви кустарников и деревьев, покрытых ярко-зеленой листвой, стальными мечами скользили по каменистой земле. Издалека эхом доносилось бурное дыхание горных рек и звонкое пение рассветных птиц. Мирные жители еще спали в своих жилищах, не ведая об опасности и тревожной яви пробуждения, которая несла им ошеломляющую новость, стиравшую во прах все насущные и повседневные заботы нового дня.

Вахаббитские боевики
Вахаббитские боевики

В 8 часов 20 минут 2 августа 1999 года вооруженные отряды боевиков численностью до 2000 человек под командованием Басаева и Хаттаба с благословения лидеров международных экстремистских организаций вероломно вторглись с сопредельной Чечни на территорию суверенного (в составе РФ) Дагестана.

Это было началом войны, – войны объявленной силами тирании и хаоса.

Разум простого человека только постигал информацию, в которую простому обывателю в нормальном состоянии трудно было поверить. А власть и силы безопасности государства готовились принять главное решение по плану дальнейших действий в сложившейся чрезвычайной ситуации, когда отдельные из так называемых отечественных телеканалов с удивительным бесстрастием и невозмутимостью уже демонстрировали на всю страну победоносное шествие вооруженных до зубов боевиков, предпринимавших попытки к последующему марш-броску вглубь наших территорий с занятых ими как начальный плацдарм позиций в горных селах Ботлихского района. В этот момент время для одних как-будто замерло, для других развивалось бурно и стремительно, неся вперед на гребне эпохальных событий их судьбы, их потери и победы. Чувствовалось, как одни нити в высшей системе власти натягиваются, другие ослабляются и рвутся. Как застывшие картины истории, оживая, сменяются вновь явленными, нанизанными на единую событийную ось, но окрашенными в абсолютно новые цвета. Потом, когда колесо событий, стряхивая первоначальное оцепенение, пришло в движение; было много лжи и измышлений по поводу и вокруг случившегося. Заведомо ложную и непроверенную информацию распространяли те, кому из журналистской братии и политической элиты не было никакого дела до проблем горной кавказской республики или вовсе, взрывоопасная ситуация на Юге России по тем или иным причинам была выгодна.

Дагестанские ополченцы
Дагестанские ополченцы

Но неискаженным и правдивым зеркалом этих событий, вопреки четко спланированному противодействию, стал народ, простые люди Дагестана и России. Именно они, с презрением отринув инсинуации и вранье части российских и западных СМИ, натренированных глашатаями иностранных спецслужб, поддержанные Госдепом США, и малодушные заявления тогдашнего премьера РФ Степашина («мы теряем Дагестан!»); потребовали от руководства страны и местных властей организовать отпор вооруженной агрессии со стороны вражеских сил. Больше того, граждане первыми заложили главный фундамент в дело обороны свой отчизны, вливаясь в стихийно создаваемые отряды самообороны и народные дружины.

Когда родине угрожает опасность, а враг стоит близко к осуществлению своих целей и вдобавок ко всему не бездействует, народ отдает свои силы своим защитникам и благословляет их устами своими и предков на священную борьбу. Если этот народ обладает сильным духом, светлой верой, славной историей предков, если он не совершил роковых ошибок на своем пути и всегда был верен собственному предназначению, то он непобедим.

 Такой народ, как дагестанский, как цветок с разноцветными лепестками, но общим стеблем, охраняется Свыше как уникальное явление, творение Небес и Земли, символ общечеловеческого единства и планетарного братства. Он в миниатюре является живой моделью всего российского народа и призван в будущем вместе со своей территорией стать одним из ведущих звеньев процветающей Федерации.

Кто сомневается, что у дагестанского народа хватит на это сил и способностей, пусть посмотрит, дабы развеять свои сомнения, на то, в какой тяжелейшей борьбе в очередной раз выстоял он, оставшись свободным, стойким и миролюбивым. Насколько выше он оказался тех сил, которые стремились рассеять его по земле или сделать его послушным орудием в своем перевернутом, мнимом «джихаде». Международные террористы, поддерживаемые определенными кругами в Азии, Африке, Европе и Америке, жестоко просчитались. Для них не существует понятий бескорыстной дружбы между людьми и странами не в ущерб другим. Всё, что они делали, ослепленные собственной алчностью, фанатизмом и пороками, связано с разрушениями и страданиями. К счастью, Эра милосердия и мира, предсказанная в древних пророчествах, в которой будут жить люди Света, приближается. И ее первая зарница, очистительным огнем выжигая всполохи зла и насилия, прошла по нашей земле. Последователям зла здесь было нанесено серьезное поражение и произведен сокрушительный удар, отозвавшийся далеко за пределами Евразии. И вот почему каждый разумный человек следил в те дни за ситуацией на Кавказе с особым чувством тревоги и надеждой на восстановления мира и порядка.

Человечество на подсознательном уровне чувствует, что если в безвыходном положении окажется только одна Россия, в беде окажутся и многие другие. Знают это и силы мировой тирании. Вот отчего власть и политики США и их сателиты подняли бури протеста, пытаясь всеми силами помешать российскому обществу покончить с терроризмом и бандитизмом на своей территории. Но кампания по вытеснению и уничтожению бандитов началась с действий дагестанских ополченцев. С нее звуки марша победы зазвучали по всему С.Кавказу, которому идеологи «нового миропорядка» готовили участь Балкан и Афганистана. Они, эти силы, несколькими месяцами раньше «раскрутили» югославскую трагедию, варварским способом преступив суверенитет независимой страны, рассчитывали и здесь провести этот коварный сценарий. Но планы их разрушились. Относительный порядок был наведен, в условиях чего народ смог жить и развиваться дальше. Однако, надо констатировать, что адепты нового мирового порядка не оставили своих планов по дестабилизации ситуации на Кавказе, и после ликвидации антироссийского центра в Чечне создали аналогичный центр в Грузии.

Метаисторический смысл событий.

Следуя линии метаисторического анализа согласно Учению РМ, проводя метаисторический анализ данного исторического отрезка, как продолжение событий возникших в результате первой чеченской кампании и в непосредственной связи с ней, можно сделать следующий вывод: временный отрыв от Друккарга, произошедший в зоне одного из анти-городов Кавказа, метагеографически сопряженным с одним из городов Чечни, явился следствием борьбы шрастров Метакультур.

Наибольшее участие в отрыве кавказских анти-городов от российского шрастра приняли Альфокк и Мудгабр. Нет смысла говорить о вбросе в инородный шрастр отпочкования одного из противоборствующих демонов великодержавия, потому как любые измышления на этот счет ни к чему не приведут. Признаки деятельности хищного детища уицраора в одном из инфрафизических городов Анти-Кавказа есть, но они не более очевидны, чем деятельность рарругов и игв, населяющих восставшие анти-города, несущихся в битву на гребне волн (или щупалец) возникавших в результате бурного вмешательства в южные дела Друккарга Стэбинга с силами Мудгабра.

Мал Кавказ, а силы борющихся за него велики.

Итак, оправившись от первого кавказского поражения или собственного временного бессилия по причине своей неискушенности в межшрастровых баталиях, новый страж российского великодержавия, в связи с событиями, которые благоприятствовали политике государства, парализовал действия противника на своей территории и в течении нескольких последующих лет сумел взять под свой контроль территорию Северного Кавказа, и даже частично Закавказья после успешной кампании 2008 года. В Энрофе эти события отобразились официальным завершением второй чеченской кампании, признанием Абхазии и Южной Осетии, как самостоятельных государств, ликвидацией человеко-орудий противоборствующих станов, восстановлением разрушенных городов и укреплением приведенных к власти режимов.

Каково участие в этой борьбе Светлых Сил Российской Метакультуры, в том числе небесных (народо-)водителей народов Кавказа? В Энрофе это, прежде всего, отразилось во всеобщем протесте против этого движения, за которым шли смерть, насилие и диктат, и повсеместная борьба с ним народных сил. Призывы представителей религии, предостерегающие все слои общества от экстремистских идей и следования им, несмотря на всю их кажущуюся привлекательность и ненадежность собственной власти. В конце концов, небольшое, но улучшение жизни и относительная стабилизация политической ситуации в регионе. Поиск обществом истинных ценностей в религии.

Итог таков, что Российская Метакультура, а с ней и государство, сохранила свое единство в территориальном плане и установила барьер на пути экспансии чужеродных сил в свои трансфизические слои. Северный Кавказ остается за Россией и во многих аспектах является неотъемлемой частью ее (напр. язык межнационального общения, единая экономика.) Духи-народоводители продолжают свой путь вместе со своими народами в лоне Российской Метакультуры, ведомые Демиургом Яросветом и Синклитом. Параллельно мусульманские народости Кавказа и их духи инспирируются (inspirasion-вдохновение) из Джаннэта – Обители Мусульманской Метакультуры и приближаются ее Демиургом к духовной реальности сверхнарода стоящей за мусульманской культурой и религией. Возможно, этот процесс и явился невольным импульсом к экспансии низших слоев Метакультуры в другие шрастры, параллельно ширясь и развиваясь на земле, как в светлых, так и противоположных обличиях и формах.

Марат Шахманов
13 февраля 2010

 

Обновлено
19 февраля 2010