Астролог Сергей Евтушенко  

Самсон - народный мститель

Мифологический сюжет о победе «зимнего» бога над «летним»

Еще один мифологический сюжет, который можно отнести к месяцу Стрельца, это сюжет древнееврейской легенды о богатыре Самсоне, включенной в состав Ветхого завета. Он интересен тем, что содержит не один, а целых два символических комплекса, относящихся к месяцу Стрельца.

Во-первых, главный сюжет этой легенды посвящен народному герою Самсону, который основным смыслом своей жизни считал месть за притеснения еврейского народа филистимлянами (палестинцами). Причем, что самое интересное, с точки зрения филистимлян Самсон являлся кровожадным злодеем, безжалостно уничтожавшим палестинский народ.

Британский религиовед Джон Фрейзер в своей книге «Фольклор в Ветхом Завете» удачно сравнил Самсона с русским Кощеем, являющимся эталонным вредителем в русской мифологической традиции. Однако, если действия Кощея однозначно осуждаются, то аналогичным действиям Самсона в Библии дается положительная оценка, поскольку еврейская мифологическая традиция считает его героем национально-освободительного движения.

Во-вторых, образ Самсона, раздирающего Льва, является отличной иллюстрацией к мистерии 9-ого месяца шумерского календаря. Дело в том, что Лев являлся зооморфной ипостасью бога огня и летнего зноя - Гирры, пик могущества которого приходился на 5-й месяц шумерского календаря – месяц Льва. В девятом месяце происходила битва между состарившимся Гиррой и молодым и полным сил богом Эррой, который помимо того, что исполнял роль бога эпидемий и войн, также являлся богом зимнего холода.

Таким образом, схватка между Эррой в антропоморфном образе молодого героя и Гиррой в зооморфном образе Льва, символизировала наступление зимы, т.е. победу холода над жарой.

Поскольку в русской мифологической традиции роль Эрры играл Кощей Бессмертный, то его победа над летним Солнцем, олицетворением которого согласно современным реконструкциям был бог Купала, символизировала наступление зимы.

При этом очевидной особенностью русской традиции являлось то обстоятельство, что наша зима, в отличие от месопотамской, является крайне суровой. Поэтому, если в условиях Ближнего востока, наступление зимы зачастую воспринималось как положительное событие, означавшее прекращение изнурительного летнего зноя, то в наших широтах наступление зимы всегда воспринималось как однозначно отрицательное событие, означавшее наступление периода жестоких холодов – губительного времени для всего живого.

Поэтому, если в ближневосточных традициях «зимний бог», боровшийся с несправедливым социальным порядком, установленным «летним богом», мог выступать в роли положительного героя, то в русской традиции один из «зимних богов» - Дед Мороз, - начал играть положительную роль только в конце XVIII-ого века, когда после присоединения к Российской Империи земель, ранее входивших в состав Крымского ханства, появилась возможность ежегодно получать стабильные урожаи хлеба. Вследствие чего угроза голода, нависавшая над землями московского царства, начиная с конца XVI века вследствие кризиса лесного подсечно-огневого земледелия, была временно ликвидирована. Временно потому, что голод снова вернулся в Россию в конце XIX-ого века, вследствие перенаселения центральных регионов страны и острой нехватки пахотных земель.

Таким образом, символом первого месяца зимы в современной русской мифологии должен был бы быть молодой Морозко, разрывающий пасть Льва.