Ангел
Аримойя
Историко-философский портал.
Роза Мира

История древней Руси.

В этой статья я изложу собственный взгляд на процесс становления русского народа. Эта статья продолжает цикл о древней Руси, в рамках которого уже опубликованы статьи «Аскольдово крещение» и «Легенда о призвании варягов». В статье речь пойдет о древней истории русских племен, которые в силу различных обстоятельств в течение более чем двух тысяч лет находились в разрозненном состоянии, проживая в различных частях «Старого света», с тем чтобы окончательно воссоединиться на территории современной России в IX-м веке.

Согласно исследованиям выдающегося историка Аполлона Григоревича Кузьмина, непосредственные предки древних русов вышли из группы родственных племен, которых историки древности называли по-разному. Эти названия изменялись в зависимости от того, к какому народу принадлежали информаторы, чьи сведения попали в летописи. Так римские историки, например, Страбон, называли эти племена вандалами и ругами и относили к германским народам. Историки ранней Европы, происходящие из германских (тевтонских народов), например, франкский историк Адам Бременский и датский историк Саксон Грамматик называли эти племена венедами и рутенами и относили к славянам. Византийские историки называли эти племена (в)антами и росами и отделяли их от склавинов (славян). Первые арабские историки упоминали русов, главное племя которых называли «вантит». И, наконец, древнерусские летописи зафиксировали название этих племен как Русь, которое и закрепилось в исторической традиции.

К сожалению, не сохранилось ни одной собственной летописи ни одного из древнерусских племен, поэтому, по крайне мере, две тысячи лет древней истории безвозвратно утеряно и может быть восстановлено только по косвенным данным, сохранившимся в летописях других народов. Та же участь постигла и древнерусский язык, который, к сожалению, не имеет наследников ни в одном из современных языков. Это обстоятельство крайне затрудняет изучение древнего периода русской истории, и не дает возможности определить этническую принадлежность древних русов. Тем не менее, русскому историку Кузьмину удалось собрать сохранившиеся свидетельства о древнерусской истории, на которых можно построить ее реконструкцию.

Легендарная история.

Первые упоминания о венетах (енетах) [греческие историки часто опускали первую букву «в» в названии этого племени. Так в дальнейшем они называли венетов антами.] встречаются у Гомера и в легендах троянского цикла. В это время эти племена населяли области Геллеспонта – пролива между Азией и Европой, а также соседние с ними области Фракии (на Европейском материке) и Пафлагонии (на Азиатском). Царь дарданов (племя, живущее на берегу пролива Дарданеллы) Антенор сыграл очень важную роль в троянской войне, принимая ответственные решения в ее ключевые моменты. Так в самом начале войны, когда греки прислали посольство к троянцам с требованием вернуть Елену, именно Антенор удержал троянцев от постыдного преступления, запретив им убивать греческих парламентеров в своем доме. После поражения малоазийской коалиции и падения Трои он увел свой народ через Фракию в долину реки По, где потомки венетов спустя много веков построили город Венеция. Также здесь необходимо упомянуть еще одного героя троянской войны, имеющего прямое отношение к древним венетам. Это Кикн, который согласно легенде был сыном Посейдона и моряком, которому его отец даровал неуязвимость от любого оружия. Во время высадки ахейцев под Троей он уничтожил множество греков и пал в поединке с Ахилом, которого греческий герой задушил ремешком от его же собственного шлема. После смерти его душа в виде лебедя отлетела на небо.

В этой легенде отражены основные занятия венетов, которые были отличными мореходами и искусными воинами. Также характерно, что одним из символов этого народа был лебедь, который еще не раз будет встречаться в русской истории.

Таким образом, до XII-ого в. до н.э. венетское племя дарданов проживало по берегам пролива Дарданеллы (Геллеспонт) и контролировало торговый морской путь из Эгейского моря в Черное. Очевидно, что троянская война возникла не из-за Елены, а явилась следствием стремления мекенской Греции захватить торговые пути, которые контролировала Троя и, в частности, получить прямой доступ в Черное море, и соответственно, к народам, населяющим его берега. После победы над Троей началась активная греческая колонизация Причерноморья, а побежденные венеты, вместе с троянцами были вынуждены покинуть Малую Азию и переселиться, частично, на Апеннинский полуостров в долину реки По, частично в Иллирию в верховьях Дуная, а частично в Прибалтику в долину Западной Двины. Именно эта часть прибалтийских венетов в дальнейшем оказалась наиболее многочисленной, и постепенно распространилась на все восточное побережье Балтийского моря, которое в I-м в.н. э. называлось Венедским заливом. Так римский историк Страбон писал, что западной границей венетского племени является река Вистула (совр. Висла). Датский хронист Саксон Граматик называл устье Западной Двины Глеспонтом(!) и именовал проживающие там племена рутенами. Согласно его хроникам даны (датчане) в IX-м веке вели ожесточенную войну с рутенам, проживающими на этой территории. Отдельные группы венетов, еще не славянизированных, сохранились в этой области Прибалтики вплоть до XIII-века.

Однако, вернемся в XII-й век до н.э.. Оказавшись на новом месте, венеты начали обживаться. Через некоторое время они нашли подходящий продукт для международной торговли – янтарь. Торговля янтарем стала основным источником их богатства после изгнания с берегов Черного моря. Постепенно венеты основали свои торговые базы на всем европейском побережье от Рижского залива до Португалии. Наиболее крупные поселения венетов возникли в Арморике на севере Европы в долине реки Луары [в настоящее время это французкая провинция Бретань]. Именно здесь с венетами столкнулся Юлий Цезарь во время завоевания Галлии. Венеты оказались очень стойким противником. Используя свои укрепленные фактории на морском побережье в качестве опорных пунктов, венеты успешно противостояли римской армии и боролись в Атлантике с римским флотом. Корабли венетов были лучше приспособлены для плавания в океанских водах – они были сделаны из мореного дуба, были крупнее римских судов, имели более высокие борта и кожаные паруса, укрепленные цепями, способные ходить под парусами даже в сильные шторма. Тем не менее, долго противостоять римской военной машине в те времена не мог ни один народ. Поэтому после того, как галлы сложили оружие и покорились Риму, венеты покинули Галлию и перебазировались в западную часть Балтийского моря, где обосновались на территории современной Германии в устье Одера. Вблизи этого места находится остров Рюген, который в течение следующей тысячи лет был духовным и административным центром балтийских венедов. Таким образом, к IV-му веку венеты прочно обосновались на южном побережье Балтийского моря от Одера на западе до Финляндии на востоке. Именно здесь они и встретили эпоху великого переселения народов.

От великого переселения народов до антского союза.

Во II-м веке путь прохождения атлантических циклонов сместился на север, в результате чего в верховьях рек северной Европы пошли обильные дожди. Русла Вислы, Одера и Эльбы переполнились, и земли в низовьях рек начали быстро заболачиваться. В результате этих климатических изменений урожаи резко упали, и начался голод. В силу этих неблагоприятных обстоятельств народы, проживающие в северной Европе, начали уходить на юг в поисках лучшей жизни. Этот процесс в последствии был назван историками «великим переселением народов». Римские историки III-ого века делили «варварские» племена на две группы: германцев и сарматов. При этом германцами римляне называли племена, проживающие в тех областях Европы, которые были вне зоны влияния Рима, а сарматами – народы, проживающие в причерноморских степях и долине среднего Дуная. Однако, эти названия не отражали подлинный этнический состав племенных объединений. В результате «германцами», по мнению римлян, оказались не только тевтонские племена, но и большое число племен, принадлежащих к иным этносам. Например, венетские и балтийские племена, проживающие на границах римской ойкумены.

Великое переселение народов сыграло ключевую роль в процессе кардинальной перестройки этнической карты Европы. Поскольку племена, в течение длительного времени жившие обособлено в пределах своих ландшафтов, начали интенсивно взаимодействовать, порождая новые этносы. Некоторые из новорожденных этнических объединений быстро распадались, растрачивая свою пассионарность в столкновениях с соседями, другие же стали родоначальниками современных наций. Таким образом, эпоха великого переселения народов представляла собой гигантский этнический плавильный «котел», из которого вышли современные европейские народы, в том числе и русский народ.

Поскольку в этой статье речь идет об истории русского народа, то мы сосредоточим основное внимание на тех этнических процессах, которые непосредственным образом касаются древнерусской истории. При этом надо отметить, что ранние стадии русского этногенеза проходили на территориях, удаленных от центров цивилизации того времени, поэтому о них, к сожалению, сохранилось крайне мало информации. Поэтому большая часть сведений об этих событиях стала доступна только в наши дни, когда археология накопила достаточный материал, позволяющий заполнить лакуны в хрониках нашей истории.

Итак, в III-м веке происходит массовое переселение племен с южного побережья Балтики на юг. Переселение идет, в основном, по трем направлениям: на запад в Галлию (сов. Франция), на юг в долину Дуная (совр. Венгрия), и на юго-восток в междуречье Днепра и Дона. Нас будет интересовать, в первую очередь, третье направление, поскольку именно по этому пути на территорию будущей Руси пришли племена, ставшие «этническим субстратом» для древнерусского этноса. Этот «субстрат» был весьма неоднородным по своему составу. Его ядром было тевтонское племя готов. Также вместе с готами пришли вандалы (венеты) и руги (русы). Готский историк Иордан в своем знаменитом произведении «История готов» так описывает процесс подчинения готами этих племен:

 С этого самого острова Скандзы, как бы из мастерской, [изготовляющей] племена, или, вернее, как бы из утробы, [порождающей] племена, по преданию вышли некогда готы с королем своим по имени Бериг. Лишь только, сойдя с кораблей, они ступили на землю, как сразу же дали прозвание тому месту. Говорят, что до сего дня оно так и называется Готискандза. Вскоре они продвинулись оттуда на места ульмеругов [островные руги], которые сидели тогда по берегам океана; там они расположились лагерем, и, сразившись [с ульмеругами], вытеснили их с их собственных поселений. Тогда же они подчинили их соседей вандалов, присоединив и их к своим победам.

Когда там выросло великое множество люда, а правил всего только пятый после Берига король Филимер, сын Гадарига, то он постановил, чтобы войско готов вместе с семьями двинулось оттуда. В поисках удобнейших областей и подходящих мест [для поселения] он пришел в земли Скифии, которые на их языке назывались Ойум.

Филимер, восхитившись великим обилием тех краев, перекинул туда половину войска, после чего, как рассказывают, мост, переброшенный через реку, непоправимо сломался, так что никому больше не осталось возможности ни прийти, ни вернуться.

Таким образом, в этом тексте можно увидеть легендарное описание процесса разделение готов на две ветви: вестготов (западных готов) и остготов (восточных готов), а также описание направления расселения восточной ветви этого племени вместе с покоренными ругами и вандалами. Упоминание ульмиругов (островных ругов) указывает на остров Рюген, являвшийся одним из центров этого племени. Таким образом, согласно готской этнической легенде, включение ругов и вандалов в готский племенной союз, произошло еще до переселения готов в Скифию. Согласно современным исследованиям королевство остроготов располагалось на обширной территории, и его следы соответствуют «черняховской археологической культуре». Эта культура существовала на территориях Украины (включая Крым), Молдавии и Румынии в II-IV веках. Большинство историков связывают эту культуру с державой готов, однако признают, что этнический состав этой культуры был смешанным. При этом северная часть этой культуры, расположенная в среднем течении Днепра, и названная киевской археологической культурой, определенным образом отличается от черняховской. По мнению части историков именно к этой культуре принадлежали племена, явившиеся продуктом смешения местных праславян (зарубинецкая археологическая культура) и пришлых (ругов). Археолог П.Н.Третьяков в книге «По следам древних славянских племен» так описывает эту культуру:

 ... было установлено, что в Киевском Поднепровье имеется своеобразная группа древностей второй четверти и середины I-ого тыс., не принадлежащих к черняховской культуре. Наиболее ранние из них по всем основным признакам примыкают к зарубинецким. Более поздние являются генетическими предшественниками раннесредневековой восточно-славянской культуры типа Пеньковки [археологическая культура отождествляемая с антскими племенами]...

Таким образом, в северной части остготского королевства в течение длительного времени (достаточного для образования самостоятельной археологической культуры) существовало обособленное племенное объединение, возникшее в результате смешения праславян с одним из пришлых племен. Причем существует высокая вероятность того, что этим племенем были руги, названные византийскими авторами россами. Вероятно, в связи с тем, что собственное имя племени – Русь, – было созвучно с упоминаемым в Библии варварским народом Рош. Справедливость подобного отождествления подтверждается следующими косвенными свидетельствами.

Во-первых, на территории современной Украины протекает река Рось, являющаяся правым притоком Днепра. Долина этой реки находится примерно в центре первоначальной киевской археологической культуры. Поэтому можно предположить, что первоначально русы (руги), пришедшие вместе с готами, расселились в долине именно этой реки.

Во-вторых, в истории готов есть эпизод, относящийся к последнему периоду существования остготской державы – к периоду ее борьбы с гунами.

 Когда готы увидели этот воинствующий род [гунов]-преследователя множества племен, они испугались и стали рассуждать со своим королем, как бы уйти от такого врага. Германарих, король готов, хотя, как мы сообщили выше, и был победителем многих племен, призадумался, однако, с приходом гуннов.

Вероломному же племени росомонов, которое в те времена служило ему в числе других племен, подвернулся тут случай повредить ему. Одну женщину из вышеназванного племени [росомонов], по имени Сунильду, за изменнический уход [от короля], ее мужа, король [Германарих], движимый гневом, приказал разорвать на части, привязав ее к диким коням и пустив их вскачь. Братья же ее, Сар и Аммий, мстя за смерть сестры, поразили его в бок мечом. Мучимый этой раной, король влачил жизнь больного. Узнав о несчастном его недуге, Баламбер, король гуннов, двинулся войной на ту часть [готов, которую составляли] остроготы; (от них везеготы, следуя какому-то своему намерению, уже отделились). Между тем Германарих, престарелый и одряхлевший, страдал от раны и, не перенеся гуннских набегов, скончался на сто десятом году жизни. Смерть его дала гуннам возможность осилить тех готов, которые, как мы говорили, сидели на восточной стороне и назывались остроготами.

Если проанализировать эту историческую легенду, то можно обнаружить следы рассказа о последних годах существования остготской державы. Очевидно, что одновременность восстания росомонов (роских людей) и нападения гунского короля Баламбера не могла быть случайной. Поэтому мы можем предположить, что росы, стремясь избавиться от власти готов, вступили в союз с гунами и таким образом обеспечили себе победу и независимость. Поскольку Германарих умер в 378 году, то мы можем предположить, что к этому времени росы уже не только прочно обосновались в поднепровье, частично смешавшись с праславянскими племенами, но и, вступив в союз в гунами, обеспечили себе значительно большую политическую независимость в рамках «рыхлого» гуннского союза.

Распад остготского королевства в 375 году и полный разгром гунов в 50-х годах V-ого века открыл для венетов, завоеванных Германарихом в период наивысшего могущества остготской державы, путь на восток, где лежали плодородные и пустынные области с хорошим климатом. Здесь надо особо отметить, что те изменения климата, которые в III-IV вв. ухудшили условия жизни в северной Европе, способствовали симметричному улучшению климата в долинах Дона и Волги. Так вследствие перемещения пути движения циклонов на север, количество осадков, выпадающих в водосборах Дона и Волги, сильно сократилось, вследствие чего болота в верховьях Волги стали высыхать, открывая плодородные земли, пригодные для земледелия. В низовьях Волги также произошли благоприятные изменения, поскольку обмеление Волги и прекращение стока Амударьи (Джейхуна) в Каспий привело к быстрому снижению уровня Каспийского моря, в результате чего в его северной части образовалась обширная плодородная равнина. Эти вновь возникшие угодья привлекали переселенцев из Европы.

Этими переселенцами были, в основном, венеты. В результате в период с конца IV по V века венеты и праславяне расселяются на обширных пространствах в долинах Днепра, Дона и Волги, где мирно соседствуют с местным балтскими и угорскими племенами. Археологически процесс расселения венето-славянских племен хорошо фиксируется распространением памятников соответствующих культур в этих областях. Так на западе от киевской культуры в междуречье Вислы и Днепра возникает пражско-корчаковская культура, которую историки связывают с племенем склавинов. В этой культуре, расположенной на месте длительного проживания венедских племен, влияние последних проявляется наиболее ярко. На востоке, на водоразделе Днепра, Дона и Волги, возникает колочинская археологическая культура, являющаяся прямой наследницей киевской культуры. На юго-западе в междуречье Днепра и Днестра в тот же период времени возникает родственная Пеньковская культура, которую большинство археологов отождествляет с племенным союзом (в)антов, хорошо известных византийским историкам. Еще дальше на восток возникает родственная именьковская культура, расположенная на территории среднего Поволжья (Самарская область, Татарстан, Ульяновская область). Эти племена принесли в среднее Поволжье значительно более совершенную технологию обработки земли, кардинально отличавшуюся от той, которую использовали местные племена. Именьковские племена первыми в Среднем Поволжье перешли к пашенному земледелию с применением плугов с железными наконечниками — ральниками. Уборка урожая велась железными серпами, а также косами-горбушами. При исследовании поселений именьковской культуры выявлены остатки жилищ, сыродутных горнов для получения железа, мастерских для плавки меди и бронзы, изготовления посуды.

Таким образом, согласно археологическим данным, в V-м веке на обширных территориях восточной Европы расселилось несколько племен – носителей родственных археологических культур.

В этой связи уместно вспомнить легенду об основании Киева изложенную в «Повести временных лет», суть которой заключалась в том, что три брата Кий, Щек и Хорив, а также сестра их Лыбедь основали город Киев, который стал центром политического объединения восточных славян – (в)антов. Если следовать логике изложения информации в легендах, то имена героев-князей обычно являются названиями соответствующих племен. Таким образом, можно предположить, что в первый русский каганат входили племена хорватов (от Хорива) и сербов (от Щека или Серка). Согласно византийским хроникам, сербы и хорваты принадлежали к антам. При этом имя Кия гораздо труднее отождествить с каким-либо из известных племен. Гораздо проще обстоит дело с сестрой. Дело в том, что в процитированном выше отрывке из «Истории готов», сестра князей росомонов названа Сунильдой, что в переводе с древнегерманского означает Лебедь. Таким образом, имя княжеской сестры из легенды об основании Киева перекликается с именем княжеской сестры росомонов из легенды о падении готской державы. Поэтому мы можем предположить, что одним из племен, вошедших в первоначальный русский каганат, были росы/ русы.

Прямым указанием на то, что в середине V-ого века Киев становится, по крайней мере, торговым центром, являются найденные в Киеве клады византийских монет, наиболее ранние из которых, относятся к эпохе императора Анастасия (491-518). Таким образом, возникновение русского (антского) каганата произошло не позднее этого времени.

Легенда о Русколани.

Однако, сведения о первом русском племенном союзе, созданном на территории России, сохранились не только в «Повести временных лет». Как оказалось, аналогичная легенда, вошла в состав свода древнерусских легенд, получившего распространение под названием «Велесова книга». Этот сборник был найден в 1919 г. полковником Добровольческой армии Федором Артуровичем Изенбеком в усадьбе Неклюдовых-Задонских под Харьковым. После окончания гражданской войны Изенбек эмигрировал в Брюссель, где передал найденные им дощечки Юрию Петровичу Миролюбову, который скопировал тексты и опубликовал их в эмигрантской прессе уже после войны. Оригиналы дощечек пропали во время германской оккупации Бельгии. Таким образом, невозможно установить подлинность этих текстов, поэтому большинство современных историков считают «Велесову книгу» подделкой XIX-ого века. Тем не менее, ряд фактов позволяет предположить, что «книга» представляет собой сборник легенд и сказаний о древней Руси, составленный, судя по стилю и орфографии, не ранее XVII века. В этом смысле историческая ценность содержащихся в нем сведений подобна той, которая содержится в былинах, собранных в XIX веке, в которых исторические события, относящиеся к разным эпохам, смешиваются между собой, что серьезно затрудняет реконструкцию исторических событий, о которых шла речь в изначальном варианте легенды.

При этом «книга», естественно, не представляет собой цельного произведения, а состоит из множества отдельных, зачастую противоречащих друг другу легенд, некоторые из которых могут содержать действительно ценные исторические сведения, подтверждаемые другими источниками. Подобная легенда о создании первого антского племенного союза, на мой взгляд, содержится в тексте, который Миролюбов обозначил как «III 34». Ниже приведен перевод этого текста:

 И вот князю Кию запало на ум пойти на болгар. И ту рать он повел на север, а вначале в Воронежец пошел, так как там были воины-поляне, и (он пришел) забрать их. И вот людей взял и так Голунь-град русский отобрал и обрел донские земли. Так отобрал тот край, и русичи там осели. Лебедень же сидел у града Киева близ горы, и был он разумен, и правил от храма. Но тогда стремились эллины и арабы (?) править, и установить культ Матери (?).

И тогда Кий отвел полки свои от врагов и не бился с болгарами. И чтобы те земли забрать, дал (им) род свой. И слава (о нем) пошла во все стороны. И начал (он) с готами биться и сила людская тогда упрочилась.

И так эта земля стала нашей от края до края – и была она Русколанью. Она дана богами и ее мы обороняли от врагов, и так удержали ее для себя.

И Голынь-град был велик и богат. И вот враги подходили к нему и его поджигали. И загоралась стена и мы должны были оборонять ту крепость нашу и побеждать, ибо мы русичи.

И это есть земля Волжская. И Ра-река ее кругом обтекает, и это земля отцов наших. И ее имели много лет и уберегли ее...

И та война не утихала. И пошли к Сурожской земле. И там – море Дулебское, а слева – готы. И бились мы на юге, бились с эллинами, а потом с ними торговали, и так продолжалась жизнь наша.

И тут мы наделили той степью роды свои и обрели Скифию великую...

Было так, что мы имели студеную зиму и не имели сена. И за сеном мы пошли на юг на зеленотравье, и были наделены злачными кормами. И те воины наши силу (растеряли) в студеной зиме. И чтобы не погибнуть, не должны мы лишаться зеленотравья, не смотря на вражду эллинскую. И то зеленотравье мы взяли и бились зло за сено, а они не хотели помочь нам. И решили мы отомстить за те деяния и отплатить врагам в свое время.

И вот отцы наши решили овладеть землей тои и отодвинуть Грецколань к морю. И стали мы биться грудью против них и поразили их. И вперед пошли и имели великую битву и (тогда) Грецколань запросила мира, что бы прекратилось ее падение. И так мы получили зеленотравье и зимой кормили свой скот и возглашали славу богам.

Если проанализировать содержание этой легенды, то можно увидеть, что ее содержание достаточно точно описывает ситуацию, сложившуюся в Причерноморье в первой четверти VI-ого века.

Так после окончательного распада гуннской державы в 463 году и возвращения русов в Поднепровье, где ими был либо взят, либо основан Киев в 60-х годах V-ого века, происходит быстрый рост антского союза, в который, согласно сообщениям византийского историка Прокопия, входят и отдельные гуннские орды. Таким образом, информация легенды о том, что «Кий дал болгарам род свой», полностью соответствует ситуации конца V-ого – начала VI-ого века. Так гунно-антский и гунно-славянский симбиоз, возникший еще в период борьбы гуннов с готами, продолжал существовать, по крайней мере, до того момента, когда остатки гуннских орд стали византийскими федератами при императоре Юстиниане I (527-565). В 529 году этот Император восстановил Боспорское царство и назначил гуннского князя Горда своим наместником, а также расселил в его пределах остатки остготов, перешедших на службу Империи.

Таким образом, союз гуннов(болгар), славян(дулебов) и (в)антов(русов) мог существовать в период с 463 по 529 годы, т.е. в годы правления Византийских императоров Анастасия и Юстина.

Также заслуживает внимание пассаж о «полянах», сидящих на реке Воронеж (левый приток Дона). В славянской фольклорной традиции «полянин» (или «поляница») – воин-одиночка, чужеземец, владеющий славянским языком и живущий на ничейной земле. Таким образом, «полянами» славяне называли племена, имеющие сходный язык и культуру, но генетически не относящиеся к славянам. Таким образом, в легенде отражена ситуация, когда на левобережье Дона жили союзные антам племена, но не являющиеся антами по крови. Эта ситуация подтверждается археологическими исследованиями, согласно которым в междуречье Дона и Оки в начале VI-ого века проживало племя «мощинской культуры». Носители этой культуры отождествляются с балто-венетским племенем «голядь» (голинды). Таким образом, «Голынь-град», упомянутый в легенде, вполне мог находиться вблизи современного Воронежа. Однако, в настоящее время нет археологических материалов, способных подтвердить это предположение.

Далее очень интересен пассаж о «Волжской земле», входящей в Русколань. Не так давно, после открытия археологами Именьковской культуры в среднем Поволжье, эта информацию получила надежное подтверждение. Археологи доказали, что, действительно, в конце V-ого века на территории Нижнего Прикамья и Среднего Поволжья возникает развитая культура, родственная более ранней черняховской культуре. Таким образом, и эти сведения оказались верными.

Следующий пассаж о войне с греками в Скифии, которая располагается между Сурожем (Крымом), где сидят готы, и Дулебским морем (в начале VI-ого века западная часть Черного моря, где находится дельта Дуная), также находит полное подтверждение в истории Византии.

Так переход Дуная большими группами антов и словен происходит, очевидно, в начале второго десятилетия VI-ого века. В это время дунайская граница Империи практически перестала охраняться в связи с очередным религиозным кризисом, потрясшим Византию в период правления императора Анастасия. Положение стало критическим после того, как мятежный стратиг Виталиан в 512 — 514 гг. заключил союз с «гуннами», опустошившими придунайскую провинцию – малую Скифию. Поскольку в то время существовал гунно-антский союз, то именно тогда первые отряды антов и словен форсируют Дунай и растекаются по землям Империи. Согласно византийским хроникам, они быстро достигают Македонии, а затем вторгаются в Фессалию. «Варвары» пронеслись по македонским и фессалийским землям, достигнув на юго-западе границ Старого Эпира, а на юге – Фермопил. Не сообщается об их нападениях на крупные города. По всей видимости, антская конница нападала только на небольшие и неукрепленные поселения. Однако, число пленных оказалось достаточно велико. Император Анастасий отправил за них выкуп – 1000 либр золота. Вероятно, монеты императора Анастасия из этого выкупа, сделанного Византией, и были обнаружены археологами при раскопках наиболее древней части Киева.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что Русколань, упомянутая в одной из легенд «Велесовой книги», действительно существовала на рубеже V – VI и простиралась от Карпатских гор на западе до среднего Поволжье на востоке, и от среднего Поднепровья на севере, до дельты Дуная на юге.

Выводы.

Подводя итоги, следует отметить, что на обширном пространстве восточной Европы, от Одера на западе до предгорий Урала на востоке, и от валдайской возвышенности на севере до Черного моря на юге в V-м веке возник венедо-славянский племенной союз, в котором важное место заняло племя русов\ ругов\ росов, которые первыми бросили вызов могуществу готов и, очевидно, сыграли ведущую роль в разгроме готской державы.

Поэтому именно V-й век должен являться точкой отсчета для истории русской нации и древнерусской государственности. Надо отметить, что племя русь еще не раз сыграет значимую роль в древнерусской истории. При этом, очевидно, что именно к середине V-ого века следует отнести возникновение политического организма, объединившего четыре племенных союза антов, каждый из которых соответствовал одной из родственных археологических культур, возникших в V-м веке.

От аварского нашествия до русского каганата.

Под именем авар в Европе стали известны кочевые племена уар и хуни (вархониты). К середине VI столетия в азиатских степях происходит объединение кочевников под властью алтайских тюрок (тюркют). Тюркюты покорили множество родственных им, а также иранских и некоторых других племен, создав единое государство – Тюркский каганат во главе с династией Ашина.

В 557-558 гг. вархониты, сбежав из-под власти тюркских каганов, обосновались в предкавказских степях. Савиры, оногуры и другие местные племена были введены в заблуждение сходством названия рода уар с именем грозных некогда азиатских кочевых завоевателей абар. Вождь вархонитов Баян всячески поддерживал это выгодное заблуждение и, приняв от новых соседей дары, начал именоваться каганом.

Дальнейшие события развивались стремительно. Обосновавшись в предкавказье, авары в 558 году заключили союз с аланами, которые усилили их военную мощь и обеспечили необходимым снаряжением. В 559 году разразилась война между двумя гунскими (болгарскими) союзами племен: утигурами и кутригурами. Аварский хан Баян дальновидно воспользовался обстановкой и принял участие в этой войне на стороне более слабых кутригур, которые перед угрозой уничтожения своими «братьями» подчинились аварам. Далее объединенная аварская орда легко расправилась с утигурами, а их остатки были также включены в состав орды. Далее в 560 году авары напали на антов. Сначала военные действия шли для антов благоприятным образом. Во всяком случае, в прямых военных столкновениях анты одерживали верх. Однако, хан Баян быстро сориентировался в обстановке и изменил тактику войны. Он организовал рейды своей конницы в глубокий тыл антов. При этом каждое племя, входившее в антский союз, естественно, бросилось спасать свои «пашни и веси». В результате антская армия распалась на множество племенных отрядов, которые без труда были уничтожены аварами, имевшими более совершенную систему организации. Разгром антских отрядов постепенно перешел в массовое избиение и завершился полным разгромом антского союза. Таким образом, 560 год должен войти в русскую историю, как «черный год», в который наши предки подверглись первому мощному нашествию степных кочевников.

Однако, аварский хан не мог обосноваться в Причерноморье, поскольку ему буквально «на пятки» наступал тюркютский хан Истеми, стремившийся снова подчинить своих мятежных вассалов. Поэтому аварское иго продолжалось сравнительно недолго – около 7 лет. В 566 году передовые отряды тюркютской орды, завершив завоевание Средней Азии, форсировали Волгу и проникли в Европейские степи. Медлить авары больше не могли. В том же 566 году основные силы аварской орды двинулись из Причерноморья на север, с целью, обойдя Карпаты по территории будущей Польши, проникнуть затем в Подунавье, а затем, форсировав Дунай в верхнем течении, в Паннонию. В начале 567 года аварский хан достиг Тюрингии и, победив в сражении франкского короля Сигиберта, вступил в ним в союз. Обезопасив, таким образом, свой тыл, аварская орда повернула на юг и в том же 567 году достигла Паннонии.

При этом авары не просто прошли через земли антов. На своем пути они, подобно саранче, уничтожали или сгоняли с насиженных мест сперва антские, а затем и славянские племена, которые в беспорядке разбегались в разные стороны перед аварской ордой. Наиболее стойкие противники авар – хорваты из бывшего антского союза осели в Богемии, где возглавили союз местных славян и успешно сопротивлялись попыткам авар подчинить себе эти территории. При этом аварское нашествие ускорило процесс слияния венедов со славянами, которые под угрозой аварского нашествия отходили на северо-запад в исконные венедские земли. При этом происходило активное слияние славянских и венедских племен в единый этнос. Именно в это время, т.е. в последнюю четверть VI-ого века, появился славянский этноним, обозначающий венедов и антов – поляне. Таким образом, племя полян, известное из русской летописи, оказывается не славянским, а антским (венедским) племенем, т.е. остатком многочисленных антов, сохранившимся на своей прародине в среднем Поднепровье.

Однако, история антского союза на этом не заканчивается, как считают многие историки в связи с отсутствием каких-либо письменных свидетельств об этом народе, после ухода части наших предков в Европу [Если принять, что антский союз состоял из четырех племенных союзов, то в Европу ушли племена двух из них: сербы и хорваты]. Так сразу после ухода аваров, оставшиеся в Поднепровье анты вновь консолидируются и заключают новый союз с Византией. Однако, военная мощь союза, естественно, оказалась существенно подорванной после столкновения с аварами. Кроме этого продолжающий быстрый рост славянского населения, явившийся следствием предшествующего пассионарного толчка, породил массовое переселение славян-дулебов на нижний Дунай и далее в пределы Византии. В результате дулебы оттеснили антов на север и прервали их связь с Империей. В силу этого обстоятельства (в)анты на целых три века исчезают из византийской истории с тем, чтобы снова появится в ней уже под именем росов.

Следующая эпоха древнерусской истории началась в 70-х годах VI-ого века. когда, с одной стороны, тюркютский каганат достиг вершины своего могущества и приступил к планомерному захвату приазовских и кавказских владений Византии, а, с другой, союз славянских племен, ядро которого составляли дулебы, окончательно прорвал северную границу Византии и начал захват ее внутренних областей. Славяне-дулебы в 577 году через Фермопилы проникли в земли внутренней Греции и начали там расселяться. В этой ситуации полководец Тиверий в 578 году заключил союз с аварами против славян и провел аварскую армию численностью около 60 тыс. всадников по землям империи к границам славян-дулебов, которые в то время жили на левом берегу нижнего Дуная. Отборная аварская конница, облаченная в панцири, как вихрь пронеслась по землям дулебов, причинив им огромный ущерб. Аварское нашествие на дулебов было настолько ужасным, что память о нем пережила века и легенда о тех грозных событиях попала в киевскую летопись Нестора, который в XI-м веке записал предание о том, как «обры примучили дулебов».

В это время северные окраины Причерноморья, где укрепились анты-поляне, остались в стороне от бурных событий конца VI-ого века. Однако, неожиданное появление старых врагов – аваров, – на южных рубежах антского союза не могло не встревожить наших предков. В результате после смерти императора Юстина II в сентябре 578 года союз с империей распался, и анты заключили союз с врагами авар – тюркютами, – которые давно жаждали наказать своих «беглых рабов». Результатом подобного изменения вектора внешней политики антского союза стал образованный под эгидой тюркютского каганата антско-болгарский союз – прообраз будущего русского каганата. Тюркютский хан Турксанф санкционировал создание этого союза и назначил его главой и своим наместником некоего Гостуна из рода Ерми – судя по славянскому имени, как минимум, полуанта. Гостун стал первым правителем нового болгарского племенного союза в Приазовье, созданного под протекторатом тюрок из признавших их власть оногур, кутригур и утигур. Его приход к власти датируется 579 годом.

Подобная ситуация существовала, по крайней мере, до 630 года, т.е. до того времени, когда распался западный тюркютский каганат. В результате племена, ранее входившие в состав этого политического объединения, получили возможность создать собственные политические объединения. Таким образом, на востоке Европы возникло два политических объединения: «Великая Болгария» и «Хазарский каганат». Верховным правителем первого союза стал хан Кубрат из рода Дуло, а во втором утвердилась тюркская династия Ашина. Первоначально анты, вероятно, вошли в состав великой Болгарии, которая просуществовала как единое государство до 671 года, когда 5 сыновей Кубрата разделили болгарскую орду на пять частей, и каждый стал правителем собственного народа.

После разделения Великой Болгарии анты обрели независимость и организовали собственной каганат на русской возвышенности в междуречье Днепра, Дона и Волги. При этом территория проживания племенного союза серьезно сократилась. Археологические данные свидетельствуют о том, что в конце VII-ого века прекращает свое существование Именьковская культура, чьи земли были заняты ордой сына Кубрата – хана Котрага, – который в 670 году увел своих «серебряных болгар» на среднюю Волгу, где основал Волжскую Болгарию. Под давлением болгар носители Именьковской культуры ушли на запад в междуречье Днепра и Дона. Примерно, в это же время (может чуть раньше) исчезает и пеньковская культура среднего Поднепровья, памятники которой появляются на русской возвышенности, что говорит о перемещении ее носителей в этот регион. В результате этого симбиоза возникла Волынцевская культура, существовавшая на протяжении VIII – IX веков. Именно эту культуру многие ученые связывают с русским каганатом – древнерусским политическим объединением, в котором ведущую роль играло племя русь.

Судя по археологическим памятникам, данное раннегосударственное объединение образовалось в результате слияния поволжских антов (Именьковская культура) из района Среднего Поволжья и антов Среднего Поднепровья (Пеньковская культура). Воссоединенное антское племя продвинулось на север в район проживания балтского племени голядь (мощинская культура, локализованная в междуречье верховий Днепра и Оки), в область колочинской культуры, локализованной в бассейне Десны и Сейма, а также в область угро-финнов (дьяковская культура междуречья среднего течения Оки и верховий Клязьмы). При этом часть «голедян» уходит в западную Европу и обретается в Силезии, где принимает участие в этногенезе германских венедов, часть смешивается с антами, а часть уходит еще дальше на север и обосновывается на реке Протве.

Территория Русского каганата реконструируется на основании археологических данных. Одними из наиболее показательных маркеров его территории являются клады арабских монет и хазарские крепости, расположенные на пограничье с Русским каганатом. На западе земля русов почти целиком охватывала бассейн Десны и сравнительно небольшую часть правобережья Днепра около Киева, южные границы составляли земли верхних течений Сулы, Псла и Ворсклы, на юго-востоке граница проходила по рекам Северский Донец и Тихая Сосна. На востоке в состав каганата входили области воронежского и верхнего течения Дона, на севере-Верхнее Поочье и правобережные районы рязанского течения Оки.

От русского каганата до киевской Руси.

Перед тем как приступить к последовательному изложению этой наиболее сложной части древнерусской истории необходимо кратко остановится на истории тех венедских и русских племен, которые в начале VII-ого века еще не были вовлечены в процесс российского этногенеза, и проживали в других регионах Европы. Это необходимо потому, что на протяжении трех веков (VII-IX) шел процесс объединения разрозненных русских племен в единый социальный и политический организм, который в дальнейшем трансформировался в древнерусское государство. В этой связи рассматриваемый нами этап русской истории является наиболее важным, поскольку именно в этот период российский этнос завершил процесс своего формирования, и мы стали теми, кто мы есть сейчас. К сожалению, именно этот процесс наихудшим образом описан в отечественной истории.

Три части русского племени.

Как уже писалось, в начале новой эры Балтийское море называлось Венетским заливом. Это название сохранялось в течение первых веков новой эры, когда венетские и русские племена были основным населением южного побережья Балтийского моря. Однако, уже во II-м веке из Скандинавии пришло тевтонское племя готов, которое, высадившись в устье Одера, вторглось на территорию венедских племен, кардинальным образом трансформировав их структуру. В результате этого вторжения венедские племена были разделены на три части.

Так центральные племена, проживавшие в долине Одера были подчинены готам и, возможно, частично, германизированы. Именно эта часть венетских племен в дальнейшем вместе с готами переселилась в долину Днепра, заложив на берегах Роси особую культуру, явившуюся предшественником сперва (в)антской, а потом и древнерусской культуры. История этой ветви венедов и русов была подробно изложена в предыдущих разделах.

Историю же двух других частей венедского племени необходимо изложить более подробно.

Прибалтийские венеды.

Восточные венедские племена дали отпор готам и укрепились в долинах Немана и Западной Двины (Даугавы). В предыдущий период своей истории эти племена, в основном, смешались с балтами, образовав племена пруссов, ятвягов и голиндов. Причем последнее племя – голядь – еще в XI-м веке проживало на территории современной Московской области на реке Протве, являвшейся левым притоком Оки.

В целом балтские племена, вероятно, играли важную роль в этногенезе восточных венедов. Вообще древняя история балтских племен изучена, к сожалению, недостаточно, поэтому сложно говорить о характере их этногенеза. В настоящее время в научной среде принято считать балтские племена наиболее древнейшей ветвью индоевропейцев, заселившим Прибалтику в III-м тыс. до н.э.. В то время как венедские племена, относящиеся к средиземноморским индоевропейцам, пришли на берега Балтийского моря только в XII веке до н.э.. Как знать, но, возможно, что именно балтийские языки сохранили элементы древнего русского языка. Во всяком случае, как показывает исторический опыт, в случаях соприкосновения племен обладающих разными культурами, в процессе культурного обмена происходит заимствование культурных ценностей вместе с их названиями. Поскольку древние балты были «лесовиками», а древние русы мореходами, то вполне вероятно, что балты могли заимствовать из русского языка термины, связанные с судоходством и кораблестроительством.

В этой связи также обращает на себя внимание внешняя схожесть древних балтов, описание которых впервые встречается в труде Геродота и древних русов, описание которых оставил арабский автор Ахмед Ибн-Фадлан в 921 году. Так Геродот, описывая будинов (балтское население северной Скифии) писал, что это большое и многосоставное племя имеет светлые глаза и рыжие волосы. Аналогичным образом описывает русов и Ибн-Фадлан, указывая, что они «подобны пальмам, румяны и красны». Таким образом, мы можем предположить, что длительные контакты прибалтийских венетов с балтами могли привести к метисации, по крайней мере, этой ветви венедских племен.

Тем не менее «чистые» венеты сохранились вплоть до XIII века в Курляндии в долине реки Виндавы, откуда были изгнаны литовским племенем куршей уже в историческое время. Но, к сожалению, об их внешнем облике ничего не известно. При этом в истории датского хрониста Саксона Грамматика содержатся сведения о войне данов с рутенами, чьи земли расположены в долине Западной Двины. Причем устье этой реки датский хронист называет Гелеспонтом. К сожалению, в истории Грамматика отсутствует хронология событий и только по косвенным данным можно отнести это сообщение к IX-му веку.

Здесь же надо отметить, что именно с этой частью венедов были связаны две области Руси, сохранившие свое название вплоть до настоящего времени. Так в среднем течении Западной Двины, в том месте, где река поворачивает к Балтийскому морю, находилась «Белая Русь», центр которой вписывается в треугольник, обозначенный городами: Могилев, Витебск и Смоленск. Вполне вероятно, что именно эту область арабы в IX – X веках называли Арсанией, которая, согласно арабским источникам, находилась на середине пути между Куябой (Киевом) и Славией (Новгородом).

Здесь же следует упомянуть и косвенные подтверждения этой версии.

Во-первых, в этом треугольнике находится город Орша, чье название созвучно с Арсой арабских источников.

Во-вторых, на территории этого треугольника находятся знаменитые гнездовские курганы – богатые захоронения варягов IX – X веков. Археологи считают, что Гнездово было изначальным Смоленском – столицей Белой Руси.

Второй областью, сохранившей название Русь, является область, находящаяся в верховьях Немана. Эта область в легендах называлась «Черной Русью». К этой «Руси» относились такие города как Гродно, Слоним, Новогрудок. Причем последний сыграл важную роль в истории литовского княжества, поскольку именно в нем в 1253 году короновался Миндовг – первый Великий князь Литвы.

В связи с этим мы можем предположить, что русы проживали в этих областях достаточно долго для того, чтобы название этого племени закрепилось за этими территориями.

Германские венеты.

После ухода большей части готов из долины Одера на юг в долину Днепра, оставшиеся на Одере готы и венеты, вероятно, обладали равной силой и потому их отношения после III века приобретают мирный характер. В результате постепенной метисации возник новый племенной союз германских венетов, оставивший после себя особую суковско-дзедзицкую археологическую культуру, кардинально отличавшуюся от культуры славян. Так германо-венеты строили исключительно наземные дома, причем среди жилищ венедов попадаются наземные дома не только срубной, но и столбовой конструкции – ясное свидетельство того, что в складывании культуры приняли участие германцы.

Значительное число памятников суковско-дзедзиковской культуры имеется в Силезии и прилегающем междуречье Одера и Варты. И это неудивительно, поскольку в настоящее время почти общепризнано, что название «Силезия» происходит от имени вандальского (венетского) племени силингов. К названию силингов восходит, в конечном итоге, и племенное имя слензян. Непосредственным источником, скорее всего, послужило наименование горы Сленза, где располагались главные святилища племени. Так же характерно, что именно в это время в Силезию переселяется часть балто-венетского племени голиндов (голяди), восточная часть которого вошла в русский каганат. Также в это время некоторая часть венедов переселилась в Силезию из Польши. Это происходило под давлением больших групп славян, которые в конце VI – ого века активно заселяли земли современной Польши. Из-за крайней немногочисленности ранних суковских поселений в долине Вислы невозможно судить, насколько насильственным и разрушительным было переселение словен на север. Спустя весьма короткое время венеды и словене жили уже в мире друг с другом на одних поселениях, слившись в единые роды. Но сначала, вероятно, далеко не все приняли это как должное. Во всяком случае, на запад стронулись переселенцы, сохранявшие и позже в чистоте венедский расовый тип. Можно с большой долей уверенности сказать, что это были венеды, не принявшие смешения со словенами.

Венеды отличались от славян и внешне. Если для словен были характерны широкие лица, то для венедов узкие. У словен преобладала мезокефалия (ширина головы составляла 75-80% длины). Венедский тип переходит в брахикефалию (ширина – более 81% длины). Эти расовые отличия заметные еще в X — XII вв. Тем более они ощущались в раннее время.

Таким образом, подобно тому, как на востоке антские племена в течение VI – VII покидали окраины своего прежнего ареала, концентрируясь на русской возвышенности, точно также и европейские венеды уходили из Польши и Прибалтики и концентрировались в Силезии, ставшей впоследствии опорным пунктом их дальнейшего расселения на северо-запад. Уже около середины VI века венеды суковско-дзедзицкой группы перешли Одер на севере, попав в двуречье Шпрее и Хафеля, восточных притоков Эльбы. Массовое расселение их в этом регионе приходится на вторую половину VI в.и. было связано, очевидно, с племенными передвижениями после аварского нашествия.

В области Шпрее – Хафеля (район современного Берлина) началось складывание новых племен, известных позднее по письменным источникам. Старейшим из полабских племен, очевидно, были ободричи (ободриты западных авторов). Происхождение названия «ободричи» вызывает споры. Наиболее убедительной кажется теория, связывающая его с рекой Одером. В том смысле, что ободричи означает: «живущие, на обоих берегах Одера». Ободричи были самым сильным и могущественным из венедских племен. В течение нескольких десятков лет они медленно продвигались к побережью Балтийского моря, таким образом, что в VIII веке они расселились на побережье Балтики в области современного Мекленбурга и Голштинии. В течение этого времени ободриты, подобно остальным венедским племенам, постепенно ославянились. После этого они вернулись к занятиям своих далеких предков – морской торговле и именно этому племени предстояло сыграть значительную роль в истории Руси. При этом характерно, что правящая в Мекленбурге династия была единственной немецкой династией, ведущей свое происхождение от русских князей и помнящая об этом.

Великий торговый путь.

Рахдониты.

(Из книги Льва Гумилёва «Зигзаг истории»).

В середине VIII в. на всем пространстве Евразийского континента произошедшие события изменили мир таким образом, который никто не мог бы предугадать. Деморализованная франкская держава была зажата в стальной обруч Карлом Мартеллом, сын которого Пипин Короткий лишил престола «ленивых королей» династии Меровингов в 751 г.

В этом же году арабы встретились с китайцами в долине реки Талас и разбили их наголову. Две другие китайские армии: одна в Маньчжурии, другая в Юньнани, были разбиты ополчениями местных племен, и мечта о гегемонии Китая над Азией, бывшая руководящей идеей политики империи Тан, испарилась.

За шесть лет перед этим, в 745 г., пал второй Тюркютский каганат, и его богатыри погибли в боях или были убиты во время бегства. На его месте возник Уйгурский каганат, отнюдь не агрессивный и открытый культурным влияниям Ирана, но не Китая.

Но самым большим сдвигом было воцарение Аббасидов в Багдаде и начавшийся развал халифата, ибо это открыло дороги с Запада на Восток тем предприимчив купцам, которые эти дороги изучали. Дорога по-персидски – rah; корень глагола «знать» – don; знающие дороги – рахдониты. Так называли еврейских купцов, захвативших в свои руки монополию караванной торговли между Китаем и Европой.

Торговля была баснословно выгодна, потому что торговали не товарами широкого потребления, нужными для населения, а предметами роскоши. В переводе на понятия XX в. эта торговля соответствовала валютным операциям и перепродаже наркотиков. Только подобные сверхприбыли покрывали расходы на перевозку и содержание в порядке трассы, на которой сооружались купола над источниками и прудами, ставились вешки, указывающие направление дороги, строились караван-сараи для ночевок или дневок в особо жаркие дни.

От Красного моря до Китая было около 200 дневных переходов, а вокруг северного берега Каспия еще больше. Но и северным путем пользовались, так как в Аббасидском халифате восстания были делом заурядным, а хазары строго следили за безопасностью на степных дорогах. Поэтому значение Итиля как перевалочного пункта на долгом пути росло. Отдыхать на Волге было не только удобно, но и приятно.

То, что путешествующие евреи VIII в. названы персидским словом рахдониты, показывает, что основу этой торговой компании составили выходцы из вавилонской, т.е. иранской общины, бежавшие от халифа Абд ал-Мелика в 690 г. В 723 г.к. ним добавились евреи из Византии, но до тех пор, пока на границах Согда и Халифата, Китая и Тюркютского каганата шли постоянные войны, торговля встречала препятствия. Когда же эти войны прекратились, а Китай, после восстания Ань Лушаня (756-763), лежал в развалинах и продавал шелк дешево, евреи-рахдониты развернулись. Они основали не только восточный путь, по которому шел шелк в обмен на золото, но и северный – из Ирана на Каму, по которому текли меха в обмен на серебро. Хазария лежала как раз на перекрестке этих путей. Сюда и устремились эмигранты из Ирана и Византии.

Тюркютские ханы из династии Ашина по свойственной степнякам религиозной терпимости и благодушию считали, что их держава приобретает работящих и интеллигентных подданных, которых легко использовать для дипломатических и экономических поручений. Богатые евреи подносили хазарским ханам и бекам роскошные подарки, а красавицы еврейки пополнили ханские гаремы. Так сложилась еврейско-хазарская химера.

Русская торгово-промысловая держава.

В результате описанных в предыдущем разделе изменений на международном рынке резко возрос спрос на различные предметы роскоши, в том числе и на меха. Эта ситуация оказалась благоприятной для всех русских племен, которые в VIII веке смогли вернуться к своему древнему занятию – морской торговле.

Описываемы ниже события, к сожалению, не изложены в исторических хрониках, однако, могут быть восставлены по свидетельствам хроник других народов и по данным археологии.

Итак, в конце VII-ого века на среднерусской возвышенности сложился новый союз антских племен, непосредственным соседом которого оказалась Хазария, располагающаяся в начальный период своей истории в дельте Волги и Дагестане. Таким образом, на юго-востоке Европы сложились два протогосударства, которым через некоторое время предстояло вступить в смертельный поединок за контроль над северными торговыми путями.

Начало этой истории было положено в середине VIII-ого века, когда еврейские купцы-рахдониты, заключив соглашение с хазарским каганом из династии Ашина, получили доступ к северным областям Хазарии, где начали интенсивно скупать у местных племен редкие меха, пользующиеся большим спросом на рынках арабского Халифата. Однако, первым племенным союзом, граничившим с Хазарией, был антский союз, население которого первым воспользовалось появившейся возможностью увеличить свой доход. Об интенсивных торговых контактах между рахдонитами и русами на этой территории в рассматриваемый период времени свидетельствуют, в первую очередь, богатые клады арабского серебра, найденные исключительно на территории русского каганата. Картографирование кладов арабских серебряных монет первого периода их обращения (до 830 года) показывает, что абсолютное большинство кладов в южной половине Восточной Европы приходится именно на эти земли. На территории Хазарского государства они единичны, и их вовсе нет в обширном славянском ареале к западу от Днепра.

Таким образом, русская элита во второй половине VIII века оказалась обладательницей достаточно больших капиталов, которые использовала двояким образом. В первую очередь, на обширных территориях современной России, которые в то время были редко заселены балтскими и угро-финскими племенами, в кротчайшие сроки было построено большое число небольших крепостей-градов, которые являлись как перевалочными базами для различной экспортной продукции, так и местами отдыха для русских воинов-купцов, прокладывающих торговые пути на российских просторах.

Судя по всему, первым и наиболее оживленным в VIII – IX веках был волжский торговый путь или, как его стали называть впоследствии «путь из варяг в арабы». По этому пути русские ладьи поднимались по Волге до впадения в нее реки Шексна, потом поднимались по Шексне до Белоозера. Здесь, в том месте, где Шексна вытекает из Белоозера, русы построили крепость, которая в течение нескольких десятилетий разрослась до размеров крупного города. Далее русы пересекали Белоозеро и через реки Ковжа и Вытегра попадали в Онежское озеро и далее по реке Свирь в Ладожское озеро, на котором, при впадении в него реки Волхов был построен еще один древний русский город – Ладога. Этот город был исследован археологами достаточно подробно и последние исследования позволяют утверждать, что первые постройки в городе появились не позднее 753 года. Таким образом, во второй половине VIII века на территории современной России русы построили целую сеть укрепленных пунктов для обеспечения своих торговых интересов.

В результате меха обильным потоком потекли на Восток, а в руках русской племенной знати оказались большие богатства, которые русы начали использовать для укрепления своего могущества и строительства собственного каганата.

При этом, очевидно, что, выйдя в Ладогу и далее в Балтийское море русы не могли не войти в контакт со своими кровными братьями-венетами. Выход русов на Балтику подтверждается находками кладов с арабскими монетами тех лет в районе современного Петербурга. Монетные клады (VIII – XI вв.) найдены на побережье Финского залива у устья Невы (Галерная гавань, Мартышкино, Петергоф) [Сорокин П.Е. «Археологические исследования и проблемы сохранения культурного слоя на территории Санкт-Петербурга»//Археология Петербурга. Вып. I.СПб]. В результате этих контактов во второй половине VIII-ого века начал формироваться союз русских племен, который основывался, прежде всего, на единстве родовой религии – культе Перуна.

Таким образом, сформировался союз русских племен – прообраз будущего русского государства, основным источником доходов которого являлась транзитная торговля. Поэтому охрана торговых путей в IX-м веке стала основной задачей русского каганата. Несколько позже к ней добавились еще и другие. Так основанные русами грады постепенно трансформировались из «баз промысловиков» в центры ремесла и торговли. Судя по археологическим материалам из Ладоги, в ранних русских городах существовали многочисленные ремесленные мастерские, производящие железные сельскохозяйственные орудия, оружие, украшения, одежду и много другое. Эту продукцию русы обменивали у местных племен на продукты питания и ценные меха, которые были основным русским экспортным товаром.

При этом, налаженные связи с венетами-обдритами, которые были соседями франкской империи, позволяли русам не только экспортировать в страны востока пушнину и другую продукцию местных племен, но и заняться транзитной торговлей. Так известно, что русы занимались экспортом франкского оружия, которое считалось лучшим в те времена, а также экспортировали в страны востока олово, которое в то время добывалось в Англии.

Таким образом, к началу IX-ого века русский каганат достиг вершины своего могущества. Поэтому, вероятно, что именно в это время русские князья начинают нанимать на службу скандинавских воинов и с помощью этой военной силы расширять сферу своего влияния. Об этом свидетельствует, например, состав русского посольства, которое было направлено русским каганом в Константинополь и вынуждено было возвращаться на Русь окружным путем через империю франков. В состав этого посольства, согласно франкским хроникам, входили шведы. Также вероятно, что именно в начале IX-ого века русы перенесли столицу каганата в Киев, взяв, таким образом, под свой контроль среднее Поднепровье, что, в свою очередь, позволило им организовать новый торговый путь, который в последствие будет назван «из варяг в греки».

Однако, вероятно, что основной причиной этих шагов стала возросшая агрессивность Хазарского каганата, в котором в первом десятилетии IX-ого века произошел государственный переворот, и власть захватила еврейская купеческая община, поставившая себе цель установить собственный контроль над северными торговыми путями.

При этом недавняя публикация русского перевода свода булгарских летописей позволила пролить свет на историю гражданской войны, которая разразилась в Хазарии после того, как власть в стране захватили иудейские купцы. Стало очевидно, что лидеры прежней тюркютской элиты в период гражданской войны обосновались в западной Хазарии, опираясь на аланское население этого региона. При этом известно, что они вступили в союз с Византией, а также, скорее всего, и с русским каганатом, поскольку русская элита была крайне заинтересована в том, чтобы Хазария вернулась к прежней системе управления, поскольку еврейские купцы, захватившие власть в хазарском каганате, были опасными конкурентами русов в международной торговле и, следовательно, врагами. Однако в середине IX-ого века после окончательной победы в Хазарии иудейской партии, для русов сложилась неблагоприятная международная ситуация.

Так во второй половине IX-ого века Русь подвергается нападению одновременно с двух сторон. На юге, нанятые хазарскими иудеями венгры и печенеги, производят постоянные грабительские набеги в пределы русского каганата. Отсутствие развитых фортификационных сооружений на южных границах Руси облегчает степнякам их задачу. Одновременно на севере датчане атакуют русские базы на всем Балтийском побережье от Ютландии до Ладожского озера. В ходе одного из таких рейдов датчане захватывают и частично сжигают Ладогу. Сейчас трудно сказать, осуществлялись ли эти действия по заранее разработанному плану, но их одновременность, согласованность и слаженность наводит на подобные размышления.

В результате этих атак русский каганат был уничтожен. При этом северные русы попали в подчинение к датчанам, а южные к хазарам. Здесь мы уже подходим к периоду, описанному в русских летописях. Таким образом, можно предположить, что в это трудное время свободными остались только прибалтийские русы, чья база находилась в районе современного Смоленска. Также, по всей видимости, русы в это время укрепились на Карельском перешейке в городе Бярмы (Приозерск).

Однако, даже в таких тяжелых условиях русы смогли вновь консолидироваться и создать новое государство, которое вошло в историю как «Киевская Русь». Но это уже следующая история...

Евтушенко Сергей
13 января 2009
Аримойя

 

Обновлено
10 сентября 2013

Литература.

1) Геродот «История в девяти книгах». Москва. «ЛАДОМИР», 1993 год.

2) Иордан «История гетов».

3) Нестор «Повесть временных лет».

4) «Велесова книга». Перевод и комментарии А.Асова. Москва, 1995 год.

5) П.Н.Третьяков «По следам древних славянских племен». Ленинград, «НАУКА», 1982 г.

6) Л.Н.Гумилёв «Открытие Хазарии». Москва «ТРАНЗИТКНИГА», 2006 год.

7) С.В.Алексеев «Славянская Европа». Москва «ВЕЧЕ», 2008 год.

8) А.П.Новосельцев «ВОСТОЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ О ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯНАХ И РУСИ VI-IX вв.».

9) А.Г.Кузьмин «Из предыстории народов Европы».

10) Д.Л.Гурьев «Древнерусские памятники в окрестностях поселка Менделеево».

11) З.А.Львова «К вопросу о возможных причинах постройки крепости Саркел».

12) П.Н.Старостин «Именьковская культура».