Аримойя.
Ангел
Аримойя
Проект астролога Сергея Евтушенко.
Роза Мира

Небесные знаки эволюции и революции.

Предисловие.

Астрология, как наука о судьбах, предназначена для анализа различных земных процессов посредством построения их небесных моделей. В этой связи в нижеприведенной статье будет сделана попытка составить астрологическую модель динамики развития системы общественных отношений. В нашем рассмотрении мы будем использовать две планеты: Сатурн и Уран. В связи с чем у читателей, знакомых с астрологией, может возникнуть закономерный вопрос: а почему взяты именно эти планеты? Почему в рассмотрении не участвует Юпитер, являющийся главным сигнификатором социального закона?

На этот вопрос можно ответить следующим образом. Дело в том, что Юпитер символизирует формальный (юридический) закон. Поэтому каждая небесная конфигурация, в которой участвует крупнейшая планета солнечной системы, будет символизировать коррекцию «правил игры», т.е. формальных законов управляющих обществом. При этом Сатурн символизирует непосредственный уклад жизни людей, т.е. реальную жизнь, которая может очень серьезно отличаться от формальной, особенно в России, где «закон, что дышло – куда повернул, туда и вышло».

В результате любые транзиты Юпитера, затрагивающие формальную сторону человеческого бытия, не резонируют столь сильно с социальными процессами, по крайней мере, в России, по сравнению с транзитами Сатурна, которые затрагивают самую суть жизни русских людей.

 Мировые аспекты Сатурна и Урана символизируют смену (слом) общественного уклада, которая всегда, как любой слом, происходит в кризисной форме.

Ведь уклад жизни консервативен и обладает большой инерцией, необходимость преодоления которой и вызывает кризиc. При этом процесс обновления традиционного порядка может происходить как революционно, т.е. насильственно, преодолевая сопротивление отдельных общественных групп, так и эволюционно, т.е. путем сознательного реформирования общественной жизни. При этом реформирование тоже далеко не всегда проходит спокойно, поскольку при любом обновлении затрагиваются основы человеческого бытия, что не может не вызывать протеста со стороны тех общественных групп, которые имели преимущества в рамках предыдущего общественного строя. Тем не менее, существует принципиальная разница между эволюционными и революционными процессами, обусловленная различным отношением людей к процессу трансформации системы общественных отношений.

Именно это отношение и определяет, в основном, характер процессов обновления общественных институтов. Так в условиях эволюции, необходимость реформирования общественной жизни воспринимается большинством людей положительно. Причем это касается всех слоев общества, как элиты, так и простого народа. Во время эволюции все понимают, что надо что-то менять и большинство готово чем-то жертвовать ради перемен.

В революционный же период наблюдается обратная ситуация. В это время большинство людей, и, прежде всего, элита не желает никаких перемен. Скорее даже наблюдается обратное – и элита, и народ обычно к этому времени разочаровываются в реформах, при этом причины этого разочарования весьма различны. Так элита стремится вернуть себе хотя бы часть утраченных привилегий, которыми она пожертвовала в период реформ, а народ, наоборот – жаждет еще более коренных изменений, поскольку также не удовлетворен переменами, но с другим знаком. В результате в обществе назревает конфликт, который и является причиной нарастания социальной напряженности, которая, в свою очередь, может «разряжаться» в митингах и бунтах. При этом в самых крайних случаях возможна и насильственная ротация элиты, т.е. силовое устранение наиболее одиозных представителей правящего класса.

Таким образом, мы можем наблюдать циклический процесс трансформации общественного уклада, который символизируется Сатурном и Ураном. При этом эволюционные изменения символизируются соединениями этих планет, а революционные – оппозициями. Через призму этой модели в статье будет рассмотрена история XX-ого века, в основном российская.

По аналогии с циклами мутаций – промежутками времени между соединениями Юпитера и Сатурна, – мы будем рассматривать циклы эволюций-революций, как промежутки времени между соединениями Сатурна и Урана.

1897 – 1941.

 Очередной цикл перемен начался в 1897 году, в течение которого Сатурн трижды соединялся с Ураном. Последнее соединение произошло 9 сентября 1897 года.

Начало этого цикла перемен практически совпало с началом царствования императора Николая II-ого. Таким образом, одной из главных задач, стоящих перед молодым правителем России, была задача реформирования российского общественного строя. Так же необходимо отметить, что эта задача осознавалась как насущная большинством российского общества. Николаю Александровичу досталось тяжелое наследство. Реформы, начатые его дедом – Императором Александром II Николаевичем, – были практически полностью заморожены русской элитой. В этом смысле царствование его отца – Императора Александра III-ого был периодом «заморозков» в русском обществе, когда в качестве реакции на злодейское убийство своего отца, Александр Александрович усилил контроль над общественной жизнью страны, закрыв многие либеральные издания и лишив университеты многих свобод. При этом экономика страны также развивалась крайне медленно, поскольку отсутствовало необходимое количество свободных капиталов, которые можно было бы вложить в развитие страны, а также достаточное количество свободных трудовых ресурсов, необходимых для работы новых предприятий. Ведь Россия была аграрной страной, подавляющая часть населения которой (более 80%) проживала в сельской местности и вела полунатуральное хозяйство. Техническая оснащенность российской армии также серьезно отставала от оснащенности западных армий, с которыми Россия со времен Крымской войны находилась в состоянии тлеющего конфликта. Иными словами, российское общество в конце XIX века жаждало перемен.

Потратив несколько лет на вхождение в курс дел в Российской Империи, Николай II, приступил к реформированию русского общества. При этом его основным помощником в этом деле в первый период его царствования стал Сергей Юльевич Витте, назначенный на пост министра финансов в 1892 году Александром III-м и занимавшим этот пост в течение 11 лет. Именно он был основным «двигателем» реформ в российской империи вплоть до 1905 года. [Характерно, что двоюродной сестрой Сергея Витте была основательница теософского общества – Елена Блаватская.] В 1897 году, в год начала нового реформаторского цикла, Витте проводит денежную реформу, давшую России надежную валюту, обеспеченную золотом и высоко котирующуюся на мировых финансовых рынках. Таким образом, Россия вступила в эпоху перемен с хорошим потенциалом.

Витте последовательно боролся с феодальными отношениями в России и настойчиво проводил реформы, направленные на создание емкого внутреннего рынка, на котором были бы востребованы высокотехнологичные товары. При этом он последовательно ликвидировал дворянские привилегии, постепенно сближая дворянство с купечеством и создавая, таким образом, новый буржуазный класс европейского типа, подобный германскому юнкерству.

В октябре 1898 Витте обратился к Николаю II с запиской, в которой призвал царя «завершить освобождение крестьян», сделать из крестьянина «персону», освободив его от давящей опеки местных властей и общины. Добился отмены круговой поруки в общине, телесных наказаний крестьян по приговору волостных судов и облегчения паспортного режима крестьян, что давало последним возможность свободно перемещаться по стране. Таким образом, он создал условия для концентрации трудовых ресурсов в точках роста национальной промышленности.

В 1902 году Витте вступил в конфликт с большей частью министров своего кабинета, внешняя причина которого была, очевидно, связана с глобальным экономическим кризисом, который поразил складывающуюся мировую экономику в начале XX-ого века. В этих условиях программы экономического развития, инициированные Витте, не могли быть реализованы, поскольку резко сократился объем иностранных инвестиций в российскую экономику, а собственных резервов страны было недостаточно для быстрой модернизации. При этом рост безработицы привел к росту революционных настроений в обществе, активно инспирируемых из-за рубежа. К тому же нестандартность фигуры Витте, его ум, тщеславие, нередко доходившее до пренебрежительного отношения к людям, постоянно плодили недругов и недоброжелателей. Сам Сергей Юльевич говорил, что «я никому не угодил – ни правым, ни левым, ни друзьям, ни врагам». Таким образом, враги министра, вынужденные помалкивать пока народное хозяйство России находилось на подъеме, резко активизировались, когда экономика вошла в период кризиса. В результате Витте «сделали» ответственным за мировой экономический спад, и вся его хозяйственная система была подвергнута шквальной критике. Министра обвиняли в распродаже России, заключении невыгодных займов, в том, что он уделял чрезмерное внимание торговле и промышленности в ущерб традиционному аграрному сектору и т.п..

В итоге Витте был отстранен Николаем II от должности министра финансов 16 августа 1903 г.. Сейчас трудно разобраться во всех причинах сложившейся тогда ситуации, но, вероятно, именно эта отставка в дальнейшем повлияла на гражданскую позицию Витте, который, начиная с этого момента, начал открыто сотрудничать с представителями мировой финансовой элиты, что стало причиной его дальнейшей опалы, продолжавшейся вплоть до его смерти в 1915 году.

Однако, Сергей Юльевич еще раз принял активное участие в управлении страной в период революции 1905 года, произошедшей, кстати, в тот период, когда Сатурн и Уран находились в секстиле. Этот аспект, сложившийся весной 1905 года, стал индикатором бунтов, в большинстве своем инспирированных и профинансированных из-за рубежа. Тем не менее, эти волнения приобрели широкий размах, поскольку были организованы в период, когда процесс перемен приобретает особенно напряженный характер, чему также способствовала тяжелая экономическая ситуация, обусловленная мировым кризисом 1899 – 1902 гг.

В ходе своего недолгого возвращения к власти, Витте успел разработать проект политической реформы. В октябре 1905 г. он представил Царю записку о необходимости реформ, в которой, в частности, писал: «Ход исторического процесса неудержим. Идея гражданской свободы восторжествует если не путём реформы, то путём революции… Попытки осуществить идеалы теоретического социализма, — они будут неудачны, но они будут, несомненно, — разрушат семью, выражение религиозного культа, собственность, и все основные права». Слова Витте оказались пророческими, и тогда в 1905 он убедил Николая II-ого подписать «Манифест 17 октября», даровавший основные гражданские свободы и вводивший институт народного представительства — Государственную думу. В документе эти права были сформулированы следующим образом:

 

1. Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов.

2. Не останавливая предназначенных выборов в Государственную Думу, привлечь теперь же к участию в Думе, в мере возможности, соответствующей краткости остающегося до созыва Думы срока, те классы населения, которые ныне совсем лишены избирательных прав, предоставив этим дальнейшее развитие начала общего избирательного права вновь установленному законодательному порядку.

3. Установить как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог восприять силу без одобрения Государственной Думы и чтобы выбранным от народа обеспечена была взможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от НАС властей.

Таким образом, в России была проведена и политическая реформа, заложившая основы гражданского общества. Однако, возникшая ситуация не устроила ни правящий класс, поскольку он лишался основных феодальных привилегий, ни либеральную интеллигенцию, которая хотела быстрой трансформации российского общества по западным образцам. В результате после обнародования Манифеста бунты продолжились, и тогда Витте предложил Царю ограничить свою самодержавную власть, за что и был подвергнут опале, а роль главного реформатора страны перешла к Петру Столыпину, который жестко подавил бунты [репрессиям было подвергнуто 32 тыс. человек, из них 5 тыс. расстреляно] и продолжил реформы крестьянского уклада жизни, направленные на разрушение общины, и создание индивидуальных хуторских фермерских хозяйств. При этом ради справедливости надо сказать, что в период послереволюционной реакции Столыпин существенно урезал фактические гражданские свободы, которые были дарованы народу царским манифестом. Беспощадному разгрому подверглись профсоюзы, кооперативы, кассы взаимопомощи и т.д.. Достаточным поводом для закрытия профсоюза было оказание помощи безработным, участвующим в революционных выступлениях. Только по Московскому региону из 102-х профсозов (60 тыс. человек) осталось только 5 (300 человек). По Москве число профорганизаций уменьшилось с 46 до 21, по Петербургу — с 44 до 17. Вследствие полицейских репрессий число членов профсоюзов по стране с 245 тыс. (в 1907 году) сократилось до 13 тыс. (в 1909 году). Свыше 1700 профдеятелей было арестовано.

За основу реформы сельского хозяйства Петр Столыпин взял модель, существовавшую в западных областях Российской Империи, ранее входивших в «Речь Посполитую». Однако, реформы натолкнулись на серьезное сопротивление со стороны крестьянской общины. Оказалось, что большая часть крестьянства не желает вести индивидуальное хозяйство и стремиться сохранить общину, как институт коллективного землепользования. В результате реальными фермерами – собственниками своей земли, – стали лишь 26% всего российского крестьянства, владевшего при этом всего лишь 16% крестьянских земель. Это означает, что из общины вышли не самые богатые и крепкие крестьянские хозяйства, а бедняки и некоторая часть середняков. В результате вновь сформированный класс фермеров не мог играть какую-либо существенную роль в экономической жизни страны. Поэтому можно констатировать, что планируемые результаты реформы не были достигнуты. Однако, эти результаты выглядят более чем впечатляюще, если учесть, что реформа проводилась в течение всего 5 лет. Поскольку после убийства Петра Столыпина в 1911 году реформа остановилась.

При этом надо констатировать, что реформами 1906 – 1911 годов не было охвачено большинство населения страны, чьи надежды и чаяния лежали, как вне пределов реформ правительства, так и вне революционной деятельности либеральной интеллигенции. Лучше всего настроение общества в предвоенный период описал тогдашний министр внутренних дел П.А, Дурново, обладавший, как показала история, изрядной дальновидностью и прозорливостью. В начале 1914 года, за полгода до начала войны в меморандуме на имя Николая II он подводил итог своим многолетним размышлениям:

 

Особенно благоприятную почву для социальных потрясений представляет, конечно, Россия, где народные массы, несомненно, исповедуют принципы бессознательного социализма. Несмотря на оппозиционность русского общества, столь же бессознательную, как и социализм широких слоев населения, политическая революция в России невозможна, и всякое революционное движение неизбежно выродится в социалистическое. За нашей оппозицией нет никого. У нее нет поддержки в народе, не видящем никакой разницы между правительственным чиновником и интеллигентом.

Русский простолюдин, крестьянин и рабочий одинаково, не ищет политических прав, ненужных и непонятных ему. Крестьянин мечтает о даровом наделении его чужой землей, рабочий – о передаче ему всего капитала и прибылей фабриканта. И дальше этого их вожделения не идут. И стоит только широко кинуть эти лозунги в население… – Россия, несомненно, будет ввергнута в анархию… Законодательные учреждения и лишенные действительного авторитета в глазах народа оппозиционно-интеллигентские партии будут не в силах сдержать расходившиеся народные волны, ими же поднятые, и Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой не поддается даже предвидению.

Это наиболее точное описание ситуации в российском обществе накануне мировой войны. Таким образом, министр внутренних дел российской Империи констатировал, что частнокапиталистические отношения не проникли в бессознательное российского народа. Это очень важный тезис, позволяющий понять суть вакханалии гражданской войны и последующего за ней социалистического эксперимента.

Аналогичный прогноз развития событий в России сделал Алексей Иванович Путилов, известный своими точными прогнозами экономической и политической ситуации в стране и в Мире.

 «Дни царской власти сочтены. Она погибла, погибла безвозвратно, а царская власть – это основа, на которой построена Россия, единственное, что удерживает ее национальную целостность... Отныне революция неизбежна, она ждет только повода, чтобы вспыхнуть...», – говорил Путилов 2 июня 1915 года Морису Палеологу, французскому послу. – «... русская революция может быть только разрушительной, потому что образованный класс представляет в стране лишь слабое меньшинство, лишенное организации и политического опыта, не имеющее связи с народом... Сигнал к революции дадут, вероятно, буржуазные слои, интеллигенты, кадеты, думая этим спасти Россию. Но от буржуазной революции мы тотчас перейдем к революции рабочей, а немного спустя – к революции крестьянской... Тогда начнется ужасающая анархия, бесконечная анархия, анархия на десять лет... Мы увидим вновь времена Пугачева, а может быть, еще худшие...»

В результате, после отречения Николая II от власти страна погрузилась в тот самый хаос и анархию, о которых писал Дурново еще в начале 1914 года. Большевики стали именно той политической силой, которая не побоялась кинуть эти лозунги в народ и зажечь адское пламя гражданской войны...

При этом, оставаясь в рамках астрологического анализа, необходимо констатировать, что время, выбранное хозяевами большевиков для совершения переворота, наилучшим образом подходило для революционной деятельности. В этом смысле слова Ленина о том, что «вчера было рано, а завтра будет поздно», как нельзя лучше отражают суть ситуации, сложившийся в России в ноябре 1917 года.

 Если изучить небесную конфигурацию, образовавшуюся тогда на небе, то можно увидеть, что именно в ноябре 1917 года Сатурн в своем директном движении вплотную подошел к оппозиции с Ураном. В максимальной фазе сближения расстояние между ними составляло 174.5 градуса эклиптики. Это означает, что именно в ноябре сложилась первая оппозиция между планетами, которая, согласно нашей гипотезе, и является основным сигнификатором революций. Так уже 26 ноября 1917 года Сатурн развернулся и в ретроходе стал удаляться от оппозиции с Ураном, т.е. революционный накал начал ослабевать.

Это объясняет тот факт, что в ноябре 1917 года активное участие в революционных событиях приняло лишь небольшое число людей, которые после этого разбрелись по Петербургу и занялись грабежами. В частности, в течение нескольких недель после октябрьского переворота в Петрограде были разграблены все винные погреба, и вино в буквальном смысле текло рекой по улицам города. При этом каких-то серьезных столкновений не произошло. Отряд генерала Краснова не смог прорваться в Петроград и после непродолжительного боя сдался красногвардейцам. В результате Россия как бы замерла в преддверии кровавой бойни, которую развязали большевики летом 1918 года. При этом нельзя сказать, что красные дьяволы сидели «сложа руки». Так 13 июня 1918 года в Перми был расстрелян брат последнего русского императора – Михаил Романов, – в пользу которого Николай II-й отрекся от власти в марте 1917 года, а 16 июля 1918 года была зверски убита царская семья. Также были расстреляны и замучены другие аристократы, которых большевики сумели захватить. Кровь этих мучеников разожгла аппетиты демонов революции, которые жаждали еще большей крови. И большевики с энтузиазмом выполнили задание своих инфернальных покровителей.

При этом характерно, что Сатурн 26 августа 1918 года подошел к оппозиции с Ураном на тоже расстояние, на котором он находился в ноябре 1917 года! Это очень важный момент. Дело в том, что 30 августа 1918 года Троцкий и Дзержинский организовали покушение на Ленина, вину за совершение которого возложили на эсерку Фани Каплан. [Непредвзятое расследование этого дела показывает, что Каплан просто физически не могла совершить это преступление].

Дальнейшие события стали логическим следствием произошедшего. Используя это покушение в качестве предлога, большевики развязывают «красный террор», темпы и масштабы которого ужасают даже видавших виды фронтовиков. Юридическим основанием для этой деятельности стало постановление СовНарКома от 5 сентября 1918 года. Вот его текст:

 

Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад Председателя Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности о деятельности этой Комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; что для усиления деятельности Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности и внесения в нее большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях, что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовывать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры.

Применение этого указа последовало незамедлительно. Так согласно исследованиям итальянского историка Дж. Боффы в ответ на ранение В.И.Ленина только в Петрограде и Кронштадте было расстреляно около 1000 «контрреволюционеров». При этом ЧК не просто расстреливала и вешала людей, подобно царской «охранке», а применяла изощренные и садистские методы казни, выходящие за всякие рамки цивилизации. Так Харьковское ЧК под руководством Саенко применяло скальпирование и «снимание перчаток с кистей рук», Воронежская ЧК применяло катание голыми в бочке, утыканной гвоздями. В Царицыне и Камышине «пилили кости». В Полтаве и Кременчуге священнослужителей сажали на кол. В Екатеринославе применяли распятие и побивание камнями, в Одессе офицеров привязывали цепями к доскам, вставляя в топку и жаря, либо разрывали пополам колесами лебедок, либо опускали по очереди в котел с кипятком и в море. В Армавире, в свою очередь, применялись «смертные венчики»: голова человека на лобной кости опоясывается ремнем, концы которого имеют железные винты и гайку, которая при завинчивании сдавливает ремнем голову. В Орловской губернии широко применяется замораживание людей путем обливания холодной водой при низкой температуре.

Таким образом, налицо все свидетельства ритуальных сатанинских обрядов, в ходе которых люди подвергались таким же страшным мучениям и пыткам, каким подвергались христиане во времена Нерона и Калигулы. Только по данным самой ЧК за два(!) месяца «красного террора» [c 5 сентября по 6 ноября 1918 года, когда «красный террор» был официально отменен.] было репрессировано 31 тыс. человек, из которых 6 тыс. было расстреляно. В это число входят только те жертвы, в отношении которых были соблюдены все юридические формальности. При этом, по свидетельствам очевидцев, «незапротоколированных» жертв было гораздо больше, по крайней мере, в несколько раз.

Русский народ уже не смог более терпеть подобное издевательство и в стране разразилась кровопролитная гражданская война, унесшая, по разным оценкам, от 8 до 13 млн. человек! При этом основные события гражданской войны произошли в период действия оппозиции между Сатурном и Ураном, которая окончательно распалась лишь 29 июля 1920 года, а 17 ноября 1920 года части Красной Армии взяли Крым, потерей которого завершилось организованное сопротивление Белой армии, остатки которой покинули Россию.

 Таким образом, в период действия этой оппозиции в ходе гражданской войны было произведено фундаментальное «обновление» правящей российской элиты. Причем национальный состав этой элиты оказался весьма пестрым, и не отражающим национальный состав российской империи. Таким образом, реформаторский цикл, начавшийся в 1897 году, дошел до своей кульминационной точки, которая ознаменовалась кровавой ротацией правящего сословия.

Послереволюционный ход русской истории также продолжал вписываться в этот реформаторский цикл. Так после разгрома Белой армии и подавления всех очагов локального сопротивления большевики были вынуждены исполнить свои обещания, данные народу во время революции, и реально отдать землю крестьянам, а заводы рабочим, т.е. воплотить те бессознательные чаяния русского народа, о которых писал министр Дурново в 1914 году. Ибо в противном случае большевики не смогли бы сохранить свою власть, поскольку тогда против них выступило бы не только гражданское население, но и регулярные части Красной армии. К началу 1921 года крестьянские восстания охватили практически всю страну. Крестьяне требовали изменения аграрной политики, ликвидации диктата РКП (б) и созыва Учредительного собрания на основе всеобщего равного избирательного права. В городах протестовали рабочие. Недовольство перебросилось и на вооружённые силы.

Наиболее показательным в этом смысле стал Кронштадтский мятеж, вспыхнувший в «цитадели революции» в марте 1921 года. Восстание моряков балтийского флота проходило под лозунгом: «советы без коммунистов» и было направлено против диктатуры большевиков. Это восстание, произошедшее еще в период действия революционной оппозиции, со всей отчетливостью показало всю шаткость положения красного режима.

 Весной 1921 года происходила очередная большая мутация – соединение Юпитера и Сатурна, – которая ознаменовала смену социально-политической парадигмы на ближайшие 20 лет.

В этой связи правительство большевиков было вынуждено пойти на серьезные уступки и воплотить в жизнь программу, с которой они совершили октябрьский переворот. В результате уже 21 марта 1921 года, т.е. сразу после подавления восстания в Кронштадте, на X-м съезде ВКП (б) был принят НЭП (новая экономическая политика), в которой нашло свое отражение вековое чаяние русского крестьянства о справедливом распределении земли и полной свободы распоряжаться своей продукцией. Из обращения ВЦИК и СНК «К крестьянству РСФСР» 23 марта 1921 года:

 …Постановлением Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров разверстка отменяется, и вместо неё вводится налог на продукты сельского хозяйства. Этот налог должен быть меньше, чем хлебная разверстка. Он должен назначаться ещё до весеннего посева, чтобы каждый крестьянин мог заранее учесть, какую долю урожая он должен отдать государству и сколько останется в его полное распоряжение. Налог должен взиматься без круговой поруки, то есть должен падать на отдельного домохозяина, чтобы старательному и трудолюбивому хозяину не приходилось платить за неаккуратного односельчанина. По выполнении налога оставшиеся у крестьянина излишки поступают в его полное распоряжение. Он имеет право обменять их на продукты и инвентарь, которые будет доставлять в деревню государство из-за границы и со своих фабрик и заводов; он может использовать их для обмена на нужные ему продукты через кооперативы и на местных рынках и базарах…

Продналог был первоначально установлен на уровне примерно 20 % от чистого продукта крестьянского труда (то есть для его уплаты требовалось сдать почти вдвое меньше хлеба, чем при продразвёрстке), причём впоследствии его намечалось снизить до 10 % урожая и перевести в денежную форму.

Радикальные преобразования произошли и в промышленности. Главки были упразднены, а вместо них созданы тресты — объединения однородных или взаимосвязанных между собой предприятий, получившие полную хозяйственную и финансовую независимость, вплоть до права выпуска долгосрочных облигационных займов. Уже к концу 1922 г. около 90% промышленных предприятий были объединены в 421 трест, причем 40% из них было централизованного, а 60% — местного подчинения. Тресты сами решали, что производить и где реализовывать продукцию. Предприятия, входившие в трест, снимались с государственного снабжения и переходили к закупкам ресурсов на рынке. Законом предусматривалось, что «государственная казна за долги трестов не отвечает».

ВСНХ, потерявший право вмешательства в текущую деятельность предприятий и трестов, превратился в координационный центр. Его аппарат был резко сокращён. Именно в то время появился хозяйственный расчёт, при котором предприятие (после обязательных фиксированных взносов в государственный бюджет) имеет право само распоряжаться доходами от продажи продукции, само отвечает за результаты своей хозяйственной деятельности, самостоятельно использует прибыли и покрывает убытки. В условиях НЭПа, писал Ленин, «государственные предприятия переводятся на так называемый хозяйственный расчёт, то есть, по сути, в значительной степени на коммерческие и капиталистические начала».

Казалось, что жертвы гражданской войны были не напрасны и наконец-то сбылись вековые чаяния русского крестьянства, освободившегося наконец, как от многовекового рабства, так и от влияния общины. Однако, социально-политическая модель, заложенная в политике НЭПа, находилась в непреодолимом противоречии с базовой доктриной ВКП (б), что не могло не вылиться в новый виток политических репрессий.

Все началось с того, что правительство большевиков попыталось обманным путем заставить крестьян отдавать больше зерна в виде налогов, чем было предусмотрено сельскохозяйственным кодексом РСФСР. Стране требовались деньги — на содержание армии, на восстановление промышленности, на поддержку мирового революционного движения. В стране, где 80% населения составляло крестьянство, основная тяжесть налогового бремени легла именно на него. Но крестьянство было не настолько богатым, чтобы обеспечить все потребности государства. Повышенное налогообложение на особо зажиточных крестьян также не помогло, поэтому с середины 1920-х стали активно использоваться иные, неналоговые способы пополнения казны, такие, как принудительные займы и заниженные цены на зерно и завышенные цены на промышленные товары. Как следствие, промышленные товары, если рассчитать их стоимость в пудах пшеницы, оказались в несколько раз дороже, чем до войны, несмотря на более низкое качество. Образовалось явление, которое с лёгкой руки Троцкого стали называть «ножницами цен». Крестьяне отреагировали просто — перестали продавать зерно свыше того, что им было нужно для уплаты налогов. Первый кризис сбыта промышленных товаров возник осенью 1923 года. Крестьяне нуждались в плугах и прочих промышленных изделиях, но отказывались покупать их по завышенным ценам. Следующий кризис возник в 1924-25 хозяйственном году (то есть осенью 1924 — весной 1925). Кризис получил название «заготовительного», поскольку заготовки составили лишь две трети ожидаемого уровня. Наконец, в 1927-28 хозяйственном году — новый кризис: не удалось собрать даже самого необходимого.

 В 1927 году Сатурн и Уран образовали очередной аспект – трин, что ознаменовало наступление нового кризиса социально-политической модели. Цели народа и правительства к этому времени разошлись настолько сильно, что новое противостояние стало неизбежным, и оно не замедлило последовать в тот момент, когда осенью 1929 года Сатурн с Ураном оказались в квадрате друг к другу.

Здесь надо заметить, что этот аспект ярко реализовался во всем Мире. Так именно осенью 1929 года после обвала американской фондовой биржи, в западном капиталистическом мире начался затяжной экономический кризис, который советское руководство восприняло как сигнал к действиям. Ведь надо помнить, что на протяжении 20-х годов существовала реальная угроза западной военной интервенции. Полный провал варшавской операции по захвату Польши со всей отчетливостью показал слабость Красной Армии, и ее принципиальную неспособность противостоять армии даже такой страны как Польша, не говоря уже о более сильном противнике. Поэтому призрак интервенции зловеще нависал над большевиками на протяжении более чем 10 лет, и только мировой экономический кризис, разразившийся осенью 1929 года, избавил лидеров большевиков от этого кошмара. Новые хозяева Кремля поняли, что их оставили в покое, и они могут делать все что захотят.

Поэтому уже в ноябре 1929 года пленум ЦК ВКП (б) принял постановление «Об итогах и дальнейших задачах колхозного строительства», в котором отметил, что в стране начато широкомасштабное социалистическое переустройство деревни и строительство крупного социалистического земледелия. В постановлении было указано на необходимость перехода к сплошной коллективизации в отдельных регионах. На пленуме было принято решение направить в колхозы на постоянную работу 25 тыс. городских рабочих для «руководства созданными колхозами и совхозами» (фактически их число впоследствии выросло чуть ли не втрое, составив свыше 73 тыс.). Эти активисты принялись насильно загонять крестьян в колхозы, а упорно сопротивлявшихся ссылать в лагеря. Следствием этой политики стал массовый саботаж сельскохозяйственных работ, который привел, в конечном итоге, к массовому голоду в начале 30-х годов, явившемуся следствием того, что крестьяне были готовы скорее умереть, нежели оказаться в рабстве гораздо худшем, нежели в эпоху существования крепостного права.

 Квадрат Сатурна к Урану, сложившийся в 1929 году, ознаменовал новую волну репрессий, направленных, в первую очередь, против крестьянства.

Таким образом, в 30-х годах XX-ого века завершился цикл переустройства российской империи, начавшийся в 1897 году. В ходе этого цикла Россия из государства с динамично развивающейся экономикой и высоким уровнем политических свобод превратилась в нищую рабовладельческую страну, изрядная часть населения которой находилась в тюрьмах и лагерях.

Тем не менее в 1942 году, в разгар Второй Мировой войны, начался новый цикл перемен, который завершился в 1988 году, и о котором речь пойдет в следующей части статьи...

Евтушенко Сергей
22 апреля 2009
Аримойя

 

Обновлено
15 сентября 2010