Аримойя.
Ангел
Аримойя
Историко-философский портал.
Роза Мира

Кавказские игры.

Часть 5. Сложившаяся геополитическая ситуация на Кавказе и ее последствия.

Итак, как бы горько это ни было, но именно сегодня, 3 сентября 2008 года произошло событие, которое можно назвать рубежом двух эпох. Закончилось «холодное перемирие» и снова началась «холодная война». Именно такой вывод, со всей очевидностью, следует из того факта, что именно сегодня Грузия в одностороннем порядке разорвала дипломатические отношения с Россией. Здесь надо иметь мужество посмотреть правде в глаза и признать этот трагический факт. Ведь, очевидно, что перед тем, как пойти на этот шаг, Тбилисское руководство «проконсультировалось» со своими кураторами из Лондона и Вашингтона, поэтому можно не сомневаться в том, что этот шаг является частью геополитической стратегии этих двух стран. В частности, об этом свидетельствует речь уходящего Президента США – Джорджа Буша, с которой он обратился к съезду республиканской партии, и в которой, наряду с поддержкой кандидатуры Джона Маккейна, сказал буквально следующее:

«Мы живем в опасном мире, и нам нужен президент, который понимает уроки 11 сентября 2001 года о том, что для защиты Америки мы должны продолжать наступление, останавливать удары до того, как они происходят, и не ждать, чтобы нас ударили снова. Человек, который нам нужен, – это Джон Маккейн»...

При этом надо отметить, что накануне съезд республиканцев утвердил предвыборную платформу, которая в случае победы кандидата от «слонов» ляжет в основу политики Вашингтона. В частности, в программе декларируется необходимость продолжения военной операции в Ираке до победного конца, не исключается возможность нападения на Иран, а также говорится о необходимости продолжения всенаправленного давления на Россию, заключившую союз «с опасными антидемократическими силами на Ближнем Востоке» и занимающуюся «запугиванием соседних государств с целью предотвращения размещения ими противоракетных оборонительных систем». Так что все предельно ясно и понятно.

Таким образом, Россия снова вынуждена вступить в борьбу за свою независимость и национальный суверенитет. При этом, не смотря на то, что наше руководство заверяет нас и весь Мир в том, что Россия готова к войне, на самом деле, она к ней совершенно не готова. Во-первых, как я уже писал в предыдущей статье, Россия имеет гораздо худшую карту, нежели США, что указывает на необходимость гораздо большего напряжения национальных сил, которые и без того надорваны длительным периодом «демократического» хаоса в нашей стране. Во-вторых, в следующем 2009 году в армию должны быть призваны юноши 1991 года рождения – года развала СССР и резкого снижения рождаемости в стране. Таким образом, число потенциальных солдат российской армии, по крайней мере, в ближайшие 10 лет существенно сократится, что, несомненно, было учтено нашими геополитическими соперниками в их стратегических планах. В-третьих, за годы разрухи была уничтожена и продолжает уничтожаться наиболее современная часть нашего ВПК. В результате Россия фактически лишилась возможности производить в необходимых количествах современные виды вооружений, и, в первую очередь, дистанционное высокоточное оружие, а также системы обнаружения и наведения этого оружия на цель. В связи с этим возникает закономерный вопрос: как российское руководство представляет себе военные действия с противником, располагающим современным высокоточным оружием? Ведь иракская кампания 2003 года наглядно показала, что современную войну нельзя выиграть за счет превосходства в живой силе, которым мы, кстати, в настоящее время не обладаем. В-четвертых, за годы разрухи была ликвидирована централизованная система управления экономикой страны, которая обеспечивала СССР возможность использовать весь потенциал страны для оборонных нужд. Сейчас наша экономика представляет собой неуправляемый, малоэффективный конгломерат несвязанных элементов, большая часть которых находится в руках бывших уголовников. При этом наша страна находится в опаснейшей зависимости от внешних поставок продовольствия, в связи с практически полным развалом сельского хозяйства, в первую очередь, в центральных районах России. А те районы, в которых сельское хозяйство успешно развивается, такие как Ставропольский и Краснодарский, находятся в опасной близости от возможного театра военных действий, что делает их уязвимыми для нападений вероятного противника. При этом финансовая система находится в опасной зависимости от состояния мировых валютных рынков, что указывает на опасность резкого сокращения финансовых ресурсов страны в случае открытия боевых действий. Таким образом, все вышеперечисленные факты говорят о том, что сейчас Россия совершенно не готова к масштабным боевым действиям.

В этой связи в настоящее время Россия может предпринимать, в первую очередь, дипломатические усилия для защиты своих национальных интересов, а также работать над ликвидацией последствий демократических «экспериментов» 90-х годов прошлого века, в результате которых была кардинальным образом подорвана наша боеспособность.

Далее следует проанализировать складывающуюся геополитическую ситуацию с целью определить наиболее опасные для нас стратегические направления, на которых возможно наступление нашего вероятного противника. В этом смысле наиболее опасным представляется, конечно, кавказское направление, на котором мы фактически уже ведем боевые действия. При этом очевидно, что Великобритания, исходя из своего богатого геополитического опыта, попытается как можно дольше сохранять свой боевой потенциал и поэтому предпримет все усилия для того, чтобы использовать свои войска и войска США лишь на заключительном этапе операции, когда большая часть российского военного потенциала будет уже уничтожена в столкновениях с второсортными войсками «младонатовцев».

В этой связи роль застрельщика в этой кампании, как показал прошедший грузино-осетинский конфликт, отводится грузинской армии, которая, очевидно, приносится в жертву в качестве «гамбитной пешки», с целью обострить начавшуюся «партию». Поскольку именно Грузия в настоящее время, разорвав дипломатические отношения с Россией, инициировала конфликт, то, очевидно, что поставленная перед грузинским руководством задача: спровоцировать российскую армию на полномасштабный захват Грузии, остается в силе. В свою очередь, это необходимо Великобритании и США для того, чтобы получить поддержку «мирового сообщества» в неизбежно последующей после этого «миротворческой» операции по разгрому российской группировки в Закавказье и выводу наших военных баз из Армении. Также подобная операция необходима руководству НАТО для того, чтобы убедить население бывших республик СССР, в первую очередь, Украины и Азербайджана в том, что членство в НАТО это единственный способ защиты от «российской агрессии». В свою очередь, удаление России с Кавказа и, желательно, вообще с побережья Черного моря, обеспечит Великобритании и США следующие геополитические преимущества. Во-первых, полный контроль над нефтепроводом Баку-Джейхан, с возможным последующим подключением к нему Казахстана, а также над проектирующимся газопроводом, который, вероятно, будет идти параллельно этому нефтепроводу и будет предназначен для транспортировки туркменского газа в обход России. Во-вторых, проникновение Великобритании и США в Закавказье и далее в Среднюю Азию позволит коалиции полностью окружить Иран, в результате чего установить вокруг него плотную экономическую блокаду и принудить его к сдаче без проведения крупномасштабной военной операции.

Таким образом, суть этого плана заключается в том, чтобы любым способом заставить (спровоцировать) Россию захватить Грузию. В принципе, в этом плане нет ничего оригинального. Аналогичным образом в 1990 году Ирак был спровоцирован на захват Кувейта, после чего эта страна в 2003 году была захвачена войсками США при полном одобрении населения этой страны и с молчаливого согласия остальной части мирового сообщества. Следовательно, России необходимо любой ценой воздержаться от захвата Грузии, как бы нагло не вело себя грузинское руководство и армия этой страны. Поскольку даже временная оккупация Грузии российскими войсками сразу обеспечит нашим противникам победу в информационной войне и поддержку мирового сообщества в реализации планов, которые были описаны выше. Тогда Россия понесет колоссальные людские и экономические потери, в результате которых будет полностью лишена статуса великой державы.

В этом смысле размещение российских миротворцев между войсками конфликтующих сторон является очень опасным и невыгодным для нас! Более того, подобное размещение миротворческих сил полностью сводит на нет весь смысл создания и признания Южной Осетии и Абхазии как независимых государств. Ведь с точки зрения российских геополитических интересов признание независимости подобных государственных образований может иметь смысл только в одном случае – если они будут служить буферным кордоном, предохраняющим российские войска от провокаций со стороны недружественных нам армий. Размещение же миротворческих батальонов перед частями армий закавказских республик, наоборот, делает наши войска уязвимыми к разного рода провокациям. Поэтому, если российское правительство не хочет помогать НАТО в эскалации конфликта, то оно должно отвести российские миротворческие силы вглубь территории новых республик на специально созданные и надлежащим образом укрепленные военные базы, с таким расчетом, чтобы местные пограничники сами занимались охраной своей независимости. В этом случае все возможные вооруженные столкновения будут являться внутренним делом Грузии и новых государств и не смогут стать причиной втягивания России в новый конфликт, который, можно не сомневаться, будет подготовлен гораздо лучше и будет уже иметь выраженную антироссийскую направленность. Во всяком случае у нас будет время на обдумывание своих действий и выработку наиболее оптимального для нас плана ведения войны.

В этой связи единственный способ не допустить подобного развития событий – это не допустить перевооружения грузинской армии. Поскольку до тех пор, пока грузинская армия слаба, ее смогут сдержать ВС Абхазии и Южной Осетии, что, в свою очередь, позволит не допустить участия российской армии в конфликте. В первую очередь, от захвата Грузии необходимо воздержаться потому, что в случае повторения конфликта нашу армию уже будет очень трудно удержать от желания полностью расправиться с надоевшими провокаторами, а это, в свою очередь, как было показано выше, автоматически приведет к началу реализации британского плана по захвату Кавказа и Средней Азии, который британские стратеги вынашивают еще с начала XIX века.

В этой связи, российскому руководству, очевидно, необходимо предпринять дипломатические усилия в двух направлениях. Во-первых, необходимо заключить с Украиной полномасштабный договор о дружбе и взаимопомощи. Пора, наконец, нашему руководству понять, что Украина это независимое государство и с ним необходимо строить нормальные добрососедские отношения. В этом договоре необходимо гарантировать Украине территориальную целостность в обмен на гарантию экстерриториальности Севастополя и черноморской военно-морской базы. В конце концов, это ненормально, когда в Севастопольскую бухту заходят корабли НАТО. Также необходимо предоставить украинскому бизнесу возможность полноценной работы в российском экономическом пространстве. Более того, вместо того, чтобы постоянно досаждать Украине «газовыми войнами», необходимо продать нашим украинским партнерам часть акций газодобывающих компаний, чтобы, таким образом, частично компенсировать им экономические потери от необходимости покупать наш газ по европейским ценам. Причем доходность этих активов должна быть такова, чтобы фактические расходы украинских потребителей не превышали расходы российских потребителей в сопредельных с Украиной областях. Это же касается и нефти. Далее необходимо заключить отдельный договор о сотрудничестве в сфере военного производства и координации наших действий в области поставок оружия на мировые рынки. Это ненормально, когда два поставщика, по сути, советского оружия конкурируют между собой как заклятые враги. Необходимо договориться о взаимовыгодном перераспределении военных заказов, вплоть до закупки Россией избытка украинских вооружений. В частности, в этом договоре должен быть предусмотрен запрет на продажу вооружений тем странам, с которыми одна из сторон находится в состоянии войны. В конце концов, лучше платить за оружие деньгами, чем кровью наших солдат. В этом смысле пора отказаться от советского стиля работы. Заключение подобного договора лишит грузинское руководство основного поставщика военной техники и наемников. Ведь не секрет, что именно украинские специалисты управляли сложной техникой, стоящей на вооружении грузинской армии. Поэтому вместо того, чтобы уничтожать эту технику на полях сражений, жертвуя ради этого жизнями наших солдат, необходимо просто нормально договориться с наши соседями и геополитическими союзниками и исключить саму возможность появления этой техники в армии нашего противника.

Далее необходимо предпринять все возможные усилия для заключения договора с Турцией о совместном досмотре любых судов, направляющихся в грузинские порты и, в первую очередь, в аджарский порт Батуми. Очевидно, что Турция кровно заинтересована в сохранения мира на Кавказе, что обеспечит ей, как бесперебойную работу стратегически важного для нее нефтепровода Баку-Джейхан, так и сохранение большого потока российских туристов, отдых которых, приносит немалый доход бюджету этой малоазийской страны. Поэтому Турции не нужна война на Кавказе, и ее можно привлечь к совместной работе по проверке кораблей, направляющихся в грузинские порты. Это позволит заблокировать доставку вооружений на территорию Грузии, что, в свою очередь, существенно затормозит, а, в лучшем случае, заморозит процесс восстановления боеготовности грузинских ВС. При этом Турция, как страна входящая в НАТО, автоматически станет в этом процессе представителем этой организации, что само по себе будет говорить о готовности России продолжать диалог с североатлантическим блоком.

Таким образом, основной стратегической задачей России на данном этапе является ликвидация очагов возможных провокаций на наших границах.

Евтушенко Сергей
03 сентября 2008
Аримойя

 

Обновлено
03 сентября 2008