Аримойя.
Ангел
Аримойя
Проект астролога Сергея Евтушенко.
Роза Мира

Аскольдово крещение.

Первое крещение Руси, упомянутое, в первую очередь, в византийских летописях, произошло в 60-х годах IX века, т.е. более чем на 100 лет раньше официально признанной даты крещения Руси. Поскольку это крещение состоялось предположительно в период правления киевского князя-кагана Аскольда, то его называют «аскольдовым крещением». Так же это крещение иногда называют по имени константинопольского патриарха Фотия, при котором произошло это знаменательное событие – «фотиево крещение».

К сожалению, из русских летописей были изъяты все свидетельства об этом событии, вероятно, с целью возвеличить основателя киевской княжеской династии – Владимира Святославича, как «крестителя» Руси. Поэтому для установления даты этого первого крещения придется проанализировать достаточно большой объем исторических свидетельств, относящихся к IX-му веку и касающихся не только Руси, которая в тот период только оформлялась в качестве активного участника международных отношений, но и всех ее соседей, летописание которых и дает нам возможность пролить свет на этот темный период в истории нашей страны.

Итак, в начале IX века международная обстановка коренным образом изменилась. Арабы, растратив свою пассионарность, исчерпали наступательный ресурс и прекратили свои завоевания. Это обстоятельство привело к значительному усилению позиций Хазарского каганата, который перестал опасаться арабского вторжения в прикаспийские степи. [в 737 году Хазария была оккупирована войсками арабского полководца Мервана] Вследствие этого торговые пути, идущие из Европы в Азию и Китай и проходящие через территорию каганата, стали безопасны, что, в свою очередь, создало условия для существенного увеличения товарооброта и, соответственно, доходов иудейской купеческой общины Хазарии. Концентрация больших финансовых ресурсов в руках иудейской общины Хазарии нарушила внутриполитический баланс сил, существовавший в каганате со времени его возникновения в конце VII века. Купеческая верхушка перестала зависеть от тюркской военной элиты Хазарии, поскольку, во-первых, непосредственная военная угроза на границах страны существенно уменьшилась, и, во-вторых, возросшая финансовая мощь позволила привлекать наемную военную силу, в качестве которой обычно выступали тюркоязычные народы, кочевавшие на территории современного Казахстана.

В этих обстоятельствах иудейская община Хазарии осуществила государственный переворот в период правления арабского халифа Гарун-ар-Рашида (786-809), в ходе которого была коренным образом изменена политическая система прикаспийского государства. Теперь каганом мог стать только бек, исповедующий иудаизм, при этом и сам титул кагана становился номинальным, поскольку реальная власть сосредотачивалась в руках иудейского «царя».

Подобное изменение не могло не встревожить Византию, поскольку Хазарский каганат в течение длительного времени был ее верным союзником в борьбе с арабским халифатом. Теперь же, когда политика Хазарии была подчинена интересам иудейской купеческой общины, поведение бывшего союзника могло стать непредсказуемым. Вследствие этого в начале IX века Византия активизирует политику христианизации населения Хазарского каганата и оказывает поддержку хазарской оппозиции, во главе которой встали представители тюркских родов, сохранивших верность культу Тенгри. Вполне вероятно, что именно к этому периоду времени восходит сюжет «паннонской легенды» о хазарской миссии Константина Философа, прославившегося в последствие в качестве крестителя славян и составителя славянской азбуки.

В результате в хазарском каганате вспыхнула междуусобная война, которая велась обеими сторонами с большим ожесточением. В ходе этой войны обе враждующие стороны прибегали к услугам кочевых племен. Так иудейская община привлекла на свою сторону гузов, а оппозиция – мадьяр и печенегов. В ходе этой войны оппозиция опиралась в основном на западные христианизированные области каганата, населенные аланами и славянами. Война шла с переменным успехом в течение нескольких десятков лет. В 20-х годах IX-ого века каганом становится лидер оппозиции тенгрианец Урус. Как сообщает летопись «Бахши Иман»:

В 805 году не пожелавшие принять иудаизм отец, дед и мать Уруса были убиты Буланом. Урус спасся от смерти, скрывшись в бегство Дима – Тархан, где под покровительством Византии правил сын Тат – Угека Тамьян, и куда бежали от репрессий многие булгары. Урус и Тамьян помогали повстанцам, составляя оплот оппозиции.

После прихода к власти Уруса его положение было достаточно трудным из-за неудачных войн с Кара – Булгаром его предшественников. Спасая каганат от распада и гибели, он обратился за помощью к харасанцам и Византии, соответственно даровав большие свободы хазарским мусульманам и христианам. Хорасанцы вооружили войско Уруса, а Румцы (т. е. Византия) дали ему денег, на которые он нанял на службу баджанаков (печенегов) и построил крепость Саркел, которая в тексте летописи названа Хин. Это название закрепилось за крепостью потому, что в ней были размещены гарнизоны из наемных баджанаков (или печенегов), которых иногда называли хинцами.

Таким образом, именно в период правления кагана Уруса (после 820-840 гг) произошли наиболее ожесточенные столкновения между представителями двух противоборствующих хазарских группировок, и именно к этому времени относится активизация византийской дипломатии, стремившейся привлечь на свою сторону как можно больше союзников в назревающем противоборстве между двумя державами. Правивший в то время византийский император Феофил не только заключил союз с каганом Урусом и помог ему построить крепость Саркел, ставшую центром хазарской оппозиции, но и начал переговоры с русскими князьями, чьи посольства впервые появляются в Византии в тот же период (834-839), что и строительство Саркела. Содержание этих переговоров, к сожалению, осталось неизвестным, и мы можем лишь предполагать, что речь на них велась о военном союзе против иудейского правительства Хазарии. Во всяком случае, синхронность этих посольств со строительством Саркела позволяет сделать подобное предположение. Возможно, что именно на этих переговорах впервые прозвучала идея о крещении Руси.

Однако, несмотря на все усилия Византии, иудейская партия одержала победу в хазарском каганате. При этом перелом в гражданской войне в Хазарии, по всей видимости, произошел в 839 году. Об этом свидетельствуют следующие факты. Во-первых, в 840 году был убит каган-тенгриец Урус, и на его место был поставлен сторонник иудаизма – Манас. Очевидно, что этой расправе предшествовало какое-то серьезное военное столкновение, в котором сторонники традиционной религии потерпели поражение. Во-вторых, об этом говорит тот факт, что в 839 году мадьяры, будучи до этого времени сторонниками хазар-традиционалистов, не позволили послам русского кагана подняться в Киев по Днепру, что указывает на смену их политической ориентации. [Кстати, благодаря этому обстоятельству, мы имеем еще одно историческое свидетельство о существовании русского каганата в этому году.] Не имея возможности вернуться в Киев обычным путем, русские послы были вынуждены отправиться кружной дорогой через Средиземное и Балтийское моря. В ходе этой экспедиции они посетили двор германского императора Людовика Благочестивого, летопись правления которого и зафиксировала этот факт. В-третьих, согласно арабским и армянским источникам, в 854 году в Закавказье переселились 300 семей хазар-мусульман, бежавших от религиозных притеснений со стороны иудейского правительства. Также исход этой борьбы был предопределен смертью византийского императора Феофила в 842 году, поскольку сменивший его на императорском троне Михаил III по своему малолетству не мог проводить сложные дипломатические операции, и Византия на 20 лет выбыла из хазарской «игры». Поэтому наиболее вероятно, что после окончательной победы иудейской партии в Хазарии русский каганат вынужден был подчиниться итильскому правительству.

Византия возобновляет дипломатическую активность в северном Причерноморье только после 856 года, когда фактическая власть оказывается в руках брата императрицы Феодоры – Варды. Именно этот кесарь [второй по значимости титул в Византии после императорского] возвел на патриарший престол Фотия – будущего крестителя Руси.

Пытаясь остановить ползучую экспансию Хазарского каганата, постоянно натравлявшего кочевников-тюрков на византийские владения, в первую очередь, крымские, кесарь Варда и партриарх Фотий прилагают усилия для обращения в христианство болгарского царя Бориса, который около 860 года принимает православие сам, а в 865 году объявляет христианство государственной религией Болгарии.

Однако, именно в июне 860 года, в то время когда император Михаил отправляется со всей своей армией в поход против арабов, русский военный флот неожиданно появляется на рейде Константинополя и начинает терроризировать местное население. Если верить сообщениям греческих хронистов, то русские воины осуществляли тотальную зачистку местности, убивая всех подряд и простых и знатных людей, даже не требуя за них выкупа. Патриарх Фотий в своей проповеди, произнесенной им в осажденном Константинополе, так описывал этот набег:

Можно было видеть младенцев, отторгаемых ими от сосцов и молока, а заодно и от жизни, и их бесхитростный гроб — о горе! — скалы, о которые они разбивались; матерей, рыдающих от горя и закалываемых рядом с новорожденными, судорожно испускающими последний вздох… не только человеческую природу настигло их зверство, но и всех бессловесных животных, быков, лошадей, птиц и прочих, попавшихся на пути, пронзала свирепость их; бык лежал рядом с человеком, и дитя и лошадь имели могилу под одной крышей, и женщины и птицы обагрялись кровью друг друга.

Подобный характер ведения боевых действий не был характерен для русских воинов, которых интересовало, прежде всего, золото и драгоценности. Даже если предположить, что патриарх несколько сгустил краски, то все равно получается слишком нетипичная картина немотивированных зверств. При этом характерно, что аналогичный характер ведения боевых действий, которые вели русские воины на территории Византии, был зафиксирован во время похода князя Игоря на Константинополь в июне 941 года. По поводу зверств, которые творили тогда русские воины, Лев Гумилев в книге «История Хазарии» высказал обоснованное предположение, что этот поход был организован Хазарским каганатом и в русском войске имелись хазарские советники, которые и выступили «вдохновителями» учиненной резни. Поэтому мы вправе предположить, что и поход 860 года был организован аналогичным образом. Тем более, что после окончания гражданской войны в Хазарии, очевидно, русский каганат попал в вассальную зависимость от иудейского правительства Хазарии. Косвенным образом, об этом говорит тот факт, что нападение было произведено в момент, когда Константинополь оказался практически беззащитным, поскольку Михаил увел с собой в арабский поход не только регулярную армию, но и часть городского гарнизона. Получить подобные стратегические сведения заранее (подготовка такого похода требует, как минимум полугода) русский князь мог только от хазар, располагавших разветвленной агентурной сетью на территории Византии. При том, что накануне этого события болгарский хан Борис принял православие и стал естественным союзником Византии. В такой ситуации становится понятно, почему византийский император снял войска с болгарской границы и оставил свою столицу фактически без защиты. В этой ситуации хазары могли причинить урон Византии только одним способом – организовав военно-морскую экспедицию русов.

После отхода русского флота император Михаил оценил сложившуюся ситуацию и принял оптимальное в той ситуации решение. Обезопасить себя от подобных нападений в будущем он мог только одним способом: заключив с русским каганатом торговый договор и обратив русов, подобно болгарам, в христианство. С этой целью осенью того же 860 года партриарх Фотий посылает в Крым и далее в Хазарию Константина (Кирилла) Философа, уже имевшего опыт крещения болгар.

В житии Святого Кирилла содержится противоречивая информация о его хазарской миссии. Так в житии говорится о том, что Кирилл победил в религиозном диспуте и хазарских иудеев и мусульман, за что хазарский каган его лично поблагодарил и обеспечил ему свободу проповеди христианства на территории Хазарии. Однако, подобная ситуация не могла иметь место в 60-х годах IX века, когда иудейская религия уже прочно утвердилась в качестве государственной религии каганата и хазарское правительство всячески препятствовало распространению на своей территории религии своего противника. Хотя, вместе с тем, оно не могло полностью искоренить христианство на своей территории, поскольку большая часть подданных каганата в западных земледельческих районах исповедовала христианство, и руководство Хазарии не могло допустить отпадения этих областей, снабжавших страну хлебом. Помимо этого в житии говорится о том, что Кирилл нашел в Херсонесе Евангелие, написанное русскими письменами. Вся эта совокупность фактов позволяет нам предположить, что основной целью поездки Кирилла была не прикаспийская Хазария, а русский каганат, входивший в то время в состав Хазарской державы. Возможно, что именно во время этой поездки Кирилл договорился с русским князем о крещении его народа. К сожалению, пока не найдено источников, в которых бы подтверждался этот факт.

Тем не менее, мы находим подтверждение факта крещения Руси в период с 861 по 866 годы в «Окружном послании» Патриарха Фотия Восточным Патриаршим престолам, посвященное созыву Собора в Константинополе в 867 году. В этом послании Константинопольский Патриарх сообщает буквально следующее:

даже для многих многократно знаменитый и всех оставляющий позади в свирепости и кровопролитии, тот самый так называемый народ Рос — те, кто, поработив живших окрест них и оттого чрезмерно возгордившись, подняли руки на саму Ромейскую державу! Но ныне, однако, и они переменили языческую и безбожную веру, в которой пребывали прежде, на чистую и неподдельную религию христиан,… поставив в положение подданных и гостеприимцев вместо недавнего против нас грабежа и великого дерзновения. И при этом столь воспламенило их страстное стремление и рвение к вере…, что приняли они у себя епископа и пастыря и с великим усердием и старанием встречают христианские обряды.

Таким образом, уже в 867 году на территории русского каганата существовала собственная епископия и совершались христианские обряды. Подтверждением этого факта является существование в Киеве церкви Святого Ильи задолго до «владимирова крещения». При этом выбор именно этого святого в качестве главного покровителя изначальной русской церкви также представляется не случайным, поскольку согласно христианской мифологии святой Илья был громовержцем, как и главный покровитель дружины русского князя – Перун. Иными словами, в данном случае первый христианский храм на русской земле, вероятно, был сооружен в честь «христианского Перуна» – Святого Ильи, который и стал христианским покровителем русского воинства в период становления христианства на Руси.

При этом непрерывность существования русской христианской традиции подтверждается в договоре князя Игоря с Византией от 944 года, в котором написано, что русские воины, придерживающиеся религии своих предков, подтвердили свои мирные намерения, поклявшись на оружии именем Перуна, а воины-христиане в верности своему слову поклялись церковью святого Ильи в Киеве.

К сожалению, сохранившиеся русские летописи не содержат подробной информации о жизни русской христианской церкви в период между «аскольдовым» и «владимировым» крещением, поэтому сейчас трудно судить о том, как жила христианская община в те годы. Однако, тот факт, что Русь была крещена в середине IX века, на мой взгляд, не вызывает сомнений.

Евтушенко Сергей
22 декабря 2008
Аримойя

 

Обновлено
22 декабря 2008