Ангел
Аримойя
Проект астролога Сергея Евтушенко.
Роза Мира

Финская раса.

Был один и Вяйнемёйнен,
Вековечный песнопевец, -
Девой вынашен прекрасной,
Он от Ильматар родился...
Старый верный Вяйнямёйнен
В чреве матери блуждает,
Тридцать лет он там проводит,
Зим проводит ровно столько ж
На водах, дремотой полных,
На волнах морских туманных...
В море синее упал он,
Ухватил руками волны.
Отдан муж на милость моря,
Богатырь средь волн остался.
Пролежал пять лет он в море,
В нем пять лет и шесть качался,
И еще семь лет и восемь.
Наконец плывет на сушу,
На неведомую отмель,
На безлесый берег выплыл.
Вот поднялся Вяйнямёйнен,
Стал ногами на прибрежье,
На омытый морем остров,
На равнину без деревьев.

Калевала.

Содержание.

  • Этногенез финской расы.
  • Отдельные племена.
  • Этногенез финской расы.

    В современной науке его принято рассматривать финские племена совместно с угорскими, объединяя их в единую угро-финскую группу. Однако, исследования русского профессора Артамонова, посвященные происхождению угорских народов, показывают, что их этногенез проходил в ареале, охватывающим верховья реки Обь и северное побережье Аральского моря. При этом необходимо отметить, что в роли одного из этнических субстратов как для угорских, так и для финских племен выступили древние палеозийские племена, родственные древнему населению Тибета и Шумера. Это родство обнаружил Эрнст Мулдашев с помощью специального офтальмологического исследования (3). Этот факт и позволяет говорить об угро-финской народности, как о едином этносе. Однако, основное различие между уграми и финнами заключается в том, что в качестве второго этнического компонента в обоих случаях выступали разные племена. Так угорские народы образовались вследствие смешения древних палеазийцев с тюрками центральной Азии, в то время как финские народы образовались вследствие смешения первых с древними средиземноморскими (атлантическими племенами) предположительно родственными минойцам. В результате этого смешения финны унаследовали от минойцев мегалитическую культуру, угасшую в середине второго тысячелетия до н.э.. вследствие гибели ее метрополии на острове Санторин в XVII веке до н.э. [1]

    В дальнейшем расселение угорских племен происходило по двум направлениям: вниз по течению Оби и в Европу. Однако, вследствие низкой пассионарности угорских племен они только в 3-м веке н.э. достигли Волги, перейдя через Уральский хребет в двух местах: в районе современного Екатеринбурга и в низовьях великой реки. В результате территории Прибалтики угорские племена достигли лишь к 5-6 веку н.э., т.е. всего за несколько веков до прихода славян на среднерусскую возвышенность. В то время как финские племена проживали на территории Прибалтики, по крайней мере, начиная с IV-ого тыс. до н.э.

    В настоящее время есть все основания предполагать, что финские племена являлись носителями древней культуры, которую археологи условно называют «культурой воронковидных кубков». Это название возникло вследствие того, что характерной особенностью данной археологической культуры являют особые керамические кубки, не встречающиеся в других параллельных культурах. Судя по археологическим данным, эти племена занимались, в основном охотой, рыболовством и выращивали мелкий рогатый скот. Основным орудием охоты был лук, стрелы которого были оснащены костяными наконечниками. Эти племена жили в поймах крупных европейских рек и занимали в период своего наибольшего распространения, северные европейские низменности, которые полностью освободились от ледникового щита примерно в V-м тыс. до н.э. Известный археолог Борис Рыбаков так описывает племена этой культуры (4, стр. 143):

    Кроме упомянутых выше земледельческих племен, шедших на территорию будущей «прародины славян» с дунайского юга, из-за Судет и Карпат, сюда же проникали инородные племена со стороны Северного моря и Балтики. Это – «культура воронковидных кубков» (TRB), связанная с мегалитическими сооружениями. Она известна в Южной Англии и Ютландии. Наиболее богатые и концентрированные находки сосредоточены вне прародины, между нею и морем, но отдельные поселения встречаются часто на всем течение Эльбы, Одера и Вислы. Культура эта почти синхронна и накольчатой, и лендельской, и трипольской, сосуществуя с ними более тысячи лет. Своеобразную и достаточно высокую культуру воронковидных кубков считают результатом развития местных мезолитических племен и, по всей вероятности, неиндоевропейской, хотя есть сторонники отнесения ее к индоевропейской общности. Один из центров развития этой мегалитической культуры лежал, вероятно, в Ютландии.

    Судя по лингвистическому анализу языков финской группы, они не относятся к группе арийских (индоевропейских). Известный филолог и писатель, профессор Оксфордского Университета Д.Р. Толкиен посвятил много времени изучению этого древнего языка и пришел к выводу, что он относится к особой языковой группе. Она оказалась настолько обособленной, что профессор сконструировал на базе финского языка язык мифологического народа – эльфов, мифическую истории которого он описал в своих фэнтезийных романах. Так, например, имя Верховного Бога в мифологии английского профессора звучит как Илюватар, в то время как в финском и карельском языке это Ильмаринен.

    По своему происхождению финно-угорские языки не связаны с арийскими, принадлежащими с совершенно иной языковой семье – индоевропейской. Поэтому многочисленные лексические схождения между финно-угорскими и индоиранскими языками свидетельствует не об их генетическом родстве, а о глубоких, многообразных и длительных контактах финно-угорских и арийских племен. Эти связи начались еще в праарийский период и продолжались в общеарийскую эпоху, а затем, после разделения Ариев на «индийскую» и «иранскую» ветви, контакты осуществлялись между финно-угорскими и ираноязычными племенами.

    Круг слов, заимствованных финно-угорскими языками из индоиранских, весьма разнообразен. Сюда относятся числительные, термины родства, названия животных и т.д. Особенно характерны слова и термины, связанные с хозяйством, названия орудий труда, металлов (например, «золото»: удмуртск. и коми – «зарни», хантск. и манси – «сорни», мордовск. «сирне», иранск. «заранья», совр. Осетинск. – «зэрин»). Отмечен ряд соответствий в области земледельческой терминологии («зерно», «ячмень»); из индоиранских языков заимствованы бытующие в различных финно-угорских языках слова для обозначения коровы, телки, козы, овцы, ягненка, овечьей шкуры, шерсти, войлока, молока и ряда других.

    Такие соответствия указывают, как правило, на влияние более развитых в экономическом отношении степных племен на население северных лесных районов. Показательны и примеры заимствования в финно-угорские из индоевропейских языков терминов, связанных с коневодством («жеребенок», «седло» и пр.). Финно-угры познакомились с домашней лошадью, очевидно, в результате связей с населением степного Юга. (2, 73 стр.).

    Исследование базовых мифологических сюжетов показывает, что ядро финской мифологии существенно отличается от общеарийского. Наиболее полное изложение данных сюжетов содержится в Калевале – сборнике финского эпоса. Главный герой эпоса, в отличии от героев арийского эпоса, наделен не только и не столько физической, сколько магической силой, позволяющей ему с помощью песни построить, например, лодку. Богатырский поединок сводится опять же к соревнованиям в магии и стихосложении. (5, стр. 35)

    Он поет – и Ёукахайнен
    По бедро ушел в болото,
    И до пояса в трясину,
    И до плеч в песок сыпучий.
    Вот тогда-то Ёукахайнен
    Мог своим умом постигнуть,
    Что пошел не той дорогой
    И предпринял путь напрасный
    Состязаться в песнопеньях
    С Вяйнямёйненом могучим.

    О выдающихся колдовских способностях финнов сообщает также и скандинавская «Сага о Хальфдане Эйстейснсоне» (6, 40):

    В этой саге викинги встречаются в бою с предводителями финнов и биармов – страшными оборотнями. Один из предводителей финнов, конунг Флоки, мог стрелять из лука одновременно тремя стрелами и попадал сразу в трех человек. Хальфдан отрубил ему руку так, что она взлетел в воздух. Но Флоки подставил свою культю, и рука приросла к ней. Другой конунг финнов тем временем превратился в гигантского моржа, который одновременно задавил пятнадцать человек. Конунг биармов Харек превратился в устрашающего дракона. Викингам с большим трудом удалось расправиться с чудовищами и овладеть волшебной страной Биармией.

    Все эти и множество других элементов указывают на то, что финские племена принадлежат к какой-то весьма древней расе. Именно древностью данной расы объясняется «замедленность» ее современных представителей. Ведь чем древнее народ, чем больше жизненного опыта накоплено им, и тем менее он суетен.

    Элементы культуры финской расы встречаются в основном у народов, живущих по берегам Балтийского моря. Поэтому иначе финскую расу можно называть и балтийской расой. Характерно, что римский историк Тацит в 1-м веке н.э. указывал, что народ эстиев, живущих на берегу балтийского моря, имеет много сходных черт с кельтами. Это очень важное замечание, поскольку именно посредством кельтской культуры древняя финская нация сумела сохранить свое историческое наследие. В этом смысле наибольший интерес, с точки зрения изучения древней финской истории, представляет собой племя фризов. В древности этот народ проживал на территории современной Дании. Потомки этого племени до сих пор проживают на данной территории, хотя уже давно утратили свой язык и культуры. Однако, до наших дней сохранилась фризская летопись «Ура Линда Брук», в которой повествуется о том, как предки фризов приплыли на территорию современной Дании после страшной катастрофы – потопа, уничтожившей платоновскую Атлантиду. Эту летопись часто цитируют атлантологи в качестве подтверждения факта существования легендарной цивилизации. В результате, версия о древности балтийской расы получает еще одно подтверждение.

    Также каждую нацию можно идентифицировать по характеру ее захоронений. Основным погребальным обрядом у древних балтов является закладка тела умершего камнями. Этот обряд сохранился и в Ирландии, и в Шотландии. Со временем он модифицировался и был сведен к установке на могиле надгробной плиты. Подобный обряд указывает на наличие прямой культурной связи между финской/балтийской расой и мегалитическими сооружениями, встречающимися в основном в бассейне Балтийского моря и на прилегающих территориях. Единственным местом, выпадающим из данного ареала, является Северный Кавказ, однако и этому факту есть объяснения, которое, однако, не может быть приведено в рамках данной работы.

    В результате, можно констатировать такой факт, что одним из существенных элементов этнического субстрата современных прибалтийских народов является древняя финская раса, чье происхождение теряется в глубине тысячелетий. Эта раса прошла свою, отличную от арийской, историю развития, в результате чего сформировала уникальные язык и культуру, являющиеся частью генетического наследия современных прибалтов и финнов.

    Отдельные племена.

    Подавляющее число этнографов сходятся на том, что племена, населявшие северо-восточную Европу и сопредельные территории, непосредственно перед началом славянской и германской колонизации этого края, по своему этническому составу были угро-финнами, т.е. к X-му веку н.э. финские и угорские элементы в местных племенах перемешались достаточно сильно. Наиболее известное племя, проживавшее на территории современной Эстонии, по имени которого названо озеро, расположенное на границе славянской и германской колонизационных зон, это Чудь. Согласно преданиям чудины обладали различными колдовскими способностями. В частности, могли внезапно исчезнуть в лесу, могли по долгу находиться под водой. Считалось, что чудь-белоокая знается с духами стихий. Во время монгольского нашествия чудь ушла в леса и навсегда исчезла из летописной истории Руси. Считается, что именно она населяет легендарный Китеж-град, находящийся на дне Белоозера. Однако, в русских легендах чудью называют также и более древний карликовый народ, который жил в доисторические времена, а в отдельных местах дожил в качестве реликта до средних веков. Легенды о карликовом народе обычно распространены в тех областях, где находятся скопления мегалитических сооружений.

    В преданиях коми этот низкорослый и темнокожий народец, для которого трава кажется лесом, приобретает иногда и звериные черты – он покрыт шерстью, у чудов – поросячьи ноги. Чуды жили в сказочном мире изобилия, когда небо было так низко над землей, что чуды могли достать его рукой, но они все делают неправильно – на пашне роют ямы, скот кормят в избе, сено косят долотом, хлеб жнут шилом, обмолоченное зерно хранят в чулках, толокно толкут в проруби. Женщина-чудинка оскорбляет Ена, потому что пачкает нечистотами низкое небо или задевает его коромыслом. Тогда Ен (бог-демиург у коми) поднимает небо, на земле вырастают высокие деревья, и не смену чудам приходят белые высокие люди: чуды уходят от них в свои ямы под землю, потому что пугаются земледельческих орудий – серпа и т.д…

    …Есть поверье, что чуды превратились в злых духов, которые прячутся в темных местах, заброшенных жилищах, банях, даже под водой. Они невидимы, оставляют после себя следы птичьих лап или детских ног, вредят людям и могут подменять их детей своими…

    По другим преданиям, чудь – это, напротив, древние богатыри, к которым относятся Пера и Куды-ош. Они также уходят под землю или превращаются в камни, или оказываются заточенными в Уральских горах после того, как русские миссионеры распространяют новую христианскую религию. От чуди остались древние городища (кары), чудские великаны могли перебрасываться топорами или палицами с городища на городище; иногда им приписывают и происхождение озер, основание деревень и т.п. (6, 209-211)

    Следующим многочисленным племенем была «Водь». Семенов-Тяньшанский в книге «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Озерная область» 1903 года писал об этом племени следующим образом:

    «На востоке от чуди некогда жила водь. Это племя в этнографическом отношении считается переходным от западной (эстонской) ветви финнов к прочим финским племенам. Поселения води, насколько можно судить по распространенности водских названий, занимали обширную область в пределах от р. Наровы и до р. Мсты, достигая на севере до Финского залива, на юге же заходя за Ильмень. Водь участвовала в союзе племен, призвавших варяжских князей. Впервые она упоминается в «Уставе о мостехъ», приписываемом Ярославу Мудрому. Колонизация славян отодвинула это племя к побережью Финского залива. С новгородцами водь жила дружно, участвуя в походах новгородцев, причем даже в новгородском войске особый полк состоял из «вожан». Впоследствии местность, населенная водью, вошла в состав одной из пяти новгородских областей под именем «Водской пятины». С половины XII века начинаются крестовые походы шведов в страну води, называемую ими «Ватландъ». Известен ряд папских булл для поощрения здесь христианской проповеди, а в 1255 г. назначен для Ватланда особый епископ. Связь води с новгородцами однако была сильнее, водь постепенно сливалась с русским и сильно русела. Остатками води считается небольшое племя «ватьялайсетъ», живущее в Петергофском и Ямбургском уездах».

    Также необходимо упомянуть уникальное племя «сету». В настоящее время оно проживает на территории псковской области. Ученые полагают, что оно является этническим реликтом древней финской расы, которая первой стала заселять эти земли по мере таяния ледника. Некоторые национальные особенности этого племени позволяют так считать.

    Наиболее полный сборник финских мифов сумело сохранить племя Карела. Так в основу знаменитой Калевалы (4) – финского эпоса, - положены в большинстве своем карельские предания и мифы. Карельский язык является наиболее древним из финских языков, содержащим в себе минимальное число заимствований из языков, относящихся к другим культурам.

    Наконец, самым известным финским племенем, сохраняющим до настоящего времени свой язык и культуру являются «ливы». Представители этого племени проживают на территории современных Латвии и Эстонии. Именно это племя в начальный период становления эстонского и латвийского этносов было наиболее цивилизованным. Занимая территорию вдоль побережья Балтийского моря, представители этого племени раньше других вошли в контакты с внешним миром. В течение нескольких веков территория современных Эстонии и Латвии называлась Ливонией, по имении данного племени.

    Сергей Евтушенко
    18 июня 2007 года

     

    Опубликовано
    3 августа 2007 года

    Комментарии.

    [1]

    . Можно предположить, что описание этого этнического контакта, произошедшего в далекой древности, сохранилось в Калевале во второй руне. (1), где указывается, что на помощь герою Вяйнямёйненену из моря вышел богатырь небольшого роста в медных доспехах, который потом чудесным образом превратился в великана и срубил огромный дуб, закрывавший собою Небо и затмевавший Солнце.

    Литература.

    1. Толкиен Джон, «Сильмарилион»;
    2. Бонгард-Левин Г.Э., Грантовский Э. А., «От Скифии до Индии» М. «Мысль», 1974 г.
    3. Мулдашев Эрнст. «От кого мы проихзошли».
    4. Рыбаков Борис. «Язычество древних славян». – М. София, Гелиос, 2002 г.
    5. Калевала. Перевод с финского Бельского. – СПБ.: Издательский дом «Азбука-классика», 2007 г.
    6. Петрухин В.Я. «Мифы финно-угров», М, Астрель АСТ Транзиткнига, 2005 г.