Аримойя.
Ангел
Аримойя
Историко-философский портал.
Роза Мира

Ведантизм

ВЕДАНТА одна из шести главных школ индийской философии. Слово ved-anta значит конец Вед. Первоначально это название относилось к трактатам философского и мистического содержания, помещавшимся в конце Вед, в числе так называемых брахман. Большая часть этих теософических трактатов обозначалась также как тайное учение — упанишад. В последствии та древняя ведийская теософия послужила основанием и священным авторитетом для ортодоксальной школы индийской метафизики, к которой и перешло название веданта. Иначе она называется uttara-mimansa, то есть вторая миманса, в отличие от первой, purva-mimansa, содержащей религиозно-практическую часть ортодоксального брахманизма (слово mimansa значит усидчивое исследование).
Время возникновения веданты или второй мимансы, как систематического учения, неизвестно, но, во всяком случае, принадлежит к эпохе после-буддийской, так как уже в древнейшем ведантийском сочинении — Брахма-Сутре — встречается, между прочим, полемика с буддистами по вопросу о реальности внешнего мира. Названное классическое сочинение ведантизма написал, по преданию, мудрец Бадараяна (по некоторым — Вьяса), а комментарием снабдил Шанкара (или Санкарачарья). О времени жизни первого совершенно ничего неизвестно, Санкара же, по общепринятому мнению, жил около VIII в. по Р. X..
По учению веданты (как оно излагается в Брахма-Сутре и комментарии Шанкары), источник истинного ведения (vidya) есть откровение (cruti). Откровением признается здесь все содержание Вед, которые произошли раньше мира, из дыхания верховного существа (Брахмы), и лишь записаны впоследствии древними святыми мудрецами (rishi). Как действительным источником и авторитетом, ведантийские философы пользуются лишь позднейшей, теософической частью Вед, то есть упанишадами. Для прояснения и дополнения того, что дано в откровении, служит предание (smriti), куда относятся, между прочим, книги Ману и Бхагавадгита (теософический эпизод в Махабхарате).
Хотя откровение содержится в Ведах, но одно изучение священного текста не дает само по себе истинного объяснения: требуются еще иные, предварительные условия. Таковы:
  1. различение между вечным и невечным бытием;
  2. отречение от всякой внешней награды в этом мире и в будущем;
  3. обладание так называемыми шестью средствами: спокойствием духа, умеренностью, отрешенностью, терпением, сосредоточенностью, верой;
  4. стремление к избавлению;
Помимо этих нравственных условий, сохраняются в силе и общественные ограничения. Как ортодоксальная система, связанная с реакционным движением против уравнительных принципов буддизма, веданта допускает в число своих адептов только дважды рожденных членов высших каст, отрицая у шудр всякую правоспособность к познанию истины; зато среди искателей высшего ведения отводится место богам индийского пантеона.
Истина, познание которой есть высшая цель (правоспособных) людей и богов, есть внутреннее единство всего сущего и тождество между познающим субъектом и абсолютным существом. Эта истина выражается в трех формулах, взятых ведантой из упанишад:
  1. сущее оно, только одно — без другого;
  2. это — ты (tat tuam asi);
  3. я есть Брахма (aham brahma asmi);
Множественность отделенных существ и вещей есть произведение неведения (avidya). Знающий истину во всем видит одно, и себя самого, свой дух (atman) сознает тождественным с верховным духом (parama-atman). Хотя св. писание (то есть упанишады) представляет Брахму двояко: как качественного (sagunam), например, хотящего, видящего, действующего, и как бескачественного (nirgunam), например, нематериального, беспространственного и тому подобное; но только это второе отрицательное понимание соответствует Брахме, как предмету истинного ведения, первое же относится к нему лишь как к предмету богопочитания. Всякое определенное свойство, приписанное абсолютному существу, нарушает его безусловное единство. Тем не менее, чтобы не свести верховное начало к пустому отвлечению, ведантисты утверждают его как сущее, мыслящее, блаженное. Но это значит только, что оно не лишено бытия в том смысле, как лишены его предметы вымышленные (то есть оно не есть фикция), что оно не лишено мышления, как лишены его (или представляются лишенными) предметы бездушные, и, наконец, что оно не лишено блаженства, как низшие страдательные существа. А так как, с другой стороны, слова: бытие, мышление, блаженство употребляются обыкновенно неведущими людьми в смысле, неподобающем истинно сущему, то правильнее об этом последнем говорить, что оно не есть ни сущее, ни несущее, ни мыслящее, ни немыслящее, ни блаженное, ни неблаженное. Учение о двояком познании Брахмы, как sagunam и как nirgunam, имеет свою ближайшую аналогию в александрийской и патриотической философии, именно в различении между положительным богословием и отрицательным.

«Философский словарь Владимира Соловьева», Ростов-на-Дону, «Феникс», 2000.

Опубликовано
23 марта 2006 года