Аримойя.
Ангел
Аримойя
Историко-философский портал.
Роза Мира

Уицраор.

Термин из учения "Розы Мира".

Описание Даниила Андреева

Странное, совсем не русское слово «уицраор» не выдумано мною, а вторглось в сознание тогда же. Очень упрощенно смысл этого исполинского существа, схожего, пожалуй, с чудищами морских глубин, но несравненно превосходящего их размерами, я бы определил как демона великодержавной государственности.

Это могущественные существа, играющие в истории и метаистории роль столь же огромную, как и их телесные размеры. Если бы голову этого создания вообразить на месте Москвы, щупальца его дотянулись бы до моря. Они передвигаются с захватывающей дух быстротой, обладают даром речи и немалой хитростью. Происхождение их сложно и двойственно. Каждый род уицраоров появился на свет как плод сочетания «каросс», то есть локальных, национальных проявлений Лилит, «Всенародной Афродиты» человечества, с демиургами сверхнародов. В большинстве метакультур эти существа были порождены по воле демиургов как защитники сверхнарода от внешних врагов. Впервые они появились в метакультуре Вавилонии: ее демиург попытался это свое порождение противопоставить воинствующим эгрегорам Египта и Мидии, грозившим самому существованию вавилонского сверхнарода. Но кароссы несут в себе проклятое семя Гагтунгра, в глубокой древности заброшенное им в эфирную плоть Лилит, отдельными национально-культурными, выражениями которой они являются. И семя Гагтунгра предопределило то, что первый же уицраор, сначала выполняя волю демиурга, вскоре затем переродился в трансфизического носителя великодержавной государственности Вавилона. Его агрессивность толкнула демиургов других сверхнародов на крайние меры защиты своих стран в Энрофе против завоевателя. Меры эти состояли в порождении ими подобных же существ, способных оказать сопротивление Вавилонскому уицраору. Таким образом, эти чудовища появились в Иранской и Еврейской метакультурах, а затем и во всех остальных.

Размножение этих крайне агрессивных и глубоко несчастных существ происходит путем, напоминающим почкование. Пола они лишены. Каждое детище становится тотчас смертельным врагом своего родителя и потенциальным его убийцей. Так возникли в метакультурах как бы династии уицраоров, преемственно наследующих друг другу после того, как умерщвлен родитель и пожрано его сердце. В большинстве метакультур существует одновременно лишь один уицраор, либо один уицраор-родитель и одно или несколько его детищ, ведущих с отцом отчаянную борьбу. Борьба и уничтожение уицраорами друг друга — одно из самых чудовищных зрелищ метаистории.

Уицраоры обитают в пустынном мире, похожем на горячую тундру; он распадается на отдельные зоны соответственно границам метакультур. Каждый уицраор может быть вхож не только в соседние зоны (конечно, только победив соседних уицраоров), но и в шрастры: туда он вползает, как туманная гора. Игвы и раругги трепещут, слыша его голос, как перед властелином и деспотом, но вместе с тем видят в нем великого защитника и против других шрастров, и против сил Света. Как без него боролись бы они с воинствами синклитов и с самим демиургом? — Именно различные коллизии борьбы уицраоров между собой, а также каждого из них — с демиургом и синклитом данной метакультуры — вот, в значительной степени, трансфизическая сторона того процесса, который мы воспринимаем как политический и исторический.

Уицраоры видят Энроф смутно, людей и наш ландшафт — туманно и искаженно, но любят наш мир горячей, неутолимой страстью. Они хотели бы воплотиться здесь — и не могут.

Что же поддерживает жизненные силы уицраоров? Механизм этого процесса весьма не прост. Уицраор излучает в гигантских количествах своеобразную психическую энергию, проникающую в Энроф. Воспринятая сферою бессознательного в человеческой психике, она проявляется среди человеческих обществ в виде комплекса национально-государственных чувств. Благоговение перед своим государством (не перед народом или страной, а именно перед государством с его мощью), переживание самого себя как участника в грандиозной деятельности великодержавия, культ кесарей или вождей, жгучая ненависть к их врагам, гордость материальным преуспеванием и внешними победами своего государства, национальное самодовольство, воинственность, кровожадность, завоевательный энтузиазм — все эти чувства, выявляющиеся уже в пределах человеческого сознания, могут расти, распухать, гипертрофироваться лишь благодаря этой уицраориальной энергии. Но при этом психика людей обогащает эти, если можно так выразиться, разряды энергии своими собственными привнесениями, свойственными лишь ей. Возникает своеобразное психоизлучение человеческих масс, психоизлучение двойственной природы и обратной направленности.

Весьма возможно, что я упрощаю или не вполне правильно излагаю механизм этого процесса; но суть его — питание уицраоров психоизлучениями народов, и притом излучениями, связанными именно с эмоциями государственного комплекса, — это не только серьезнейший факт, но и причина неисчислимых бедствий.

Другие описания.

Даниил Андреев, естественно не был единственным видящим, который описывал этих существ. Поскольку они играют достаточно большую роль в жизни любого государства-империи, то их описания должны были сохраниться в литературе. И такие описания действительно сохранились. Самое раннее описание демона великодержавия, как образа дракона сохранилось в «Шахнаме» - иранской «Книге царей». (2):

Иранская традиция.

В изначальной иранской традиции Ажи-Дахак описывался как дракон – порождение Аримана, стремящегося поработить ариев. После арабского завоевания Ирана в VII-м в. н.э. древний змей трансформируется в беспутного арабского царевича, узурпирующего иранский престол. О молодости Дахака в «Шахнаме» рассказывается следующим образом (2, «Сказ о Зохаке и его отце»):

Наследник мужал у благого отца,
Но не было любящим сердце юнца.
Воинственным звался Зохаком; он вел
Беспутную жизнь, безрассуден и зол.

Далее в поэме рассказывается, как Иблис (бес) различными хитроумными способами заставил царевича совершить отцеубийство и начать есть мясо. В результате облик Зохака изменился. Из его плеч выросли драконьи головы, и он стал походить на дракона. Чтобы утолить постоянно мучавший его голод он питался человеческим мозгом. Потом он воспользовался смутой в Иране и сверг с престола царя Йиму (Джамшида), который, по одной из мифологических версий сам настолько погряз в грехах и пороках, что потерял царский Фарн. В результате этого страна погрузилась в пучину хаоса, анархии и кровавой гражданской войны. Тогда иранская знать решила призвать на трон арабского тирана, чтобы он «железной рукой» подавил смуты и установил в государстве порядок. Вот как описывается этот эпизод в Шахнаме (2, «Гибель Джамшида»):

Иссякла в сердцах к властелину любовь.
Отчизну покинув, иранская знать
В Аравию путь порешила держать.
Слух шел, что живет в тех далеких краях
Царь, схожий с драконом, внушающий страх.
Иранцы, мечтая о смене царя,
К Зохаку пришли, нетерпеньем горя;
Его государем иранской земли,
Верховным владыкой владык нарекли.
Драконоподобный, как буря, примчась,
В Иране на царство венчался тотчас.

Царствование Зохакка продолжалось 1000 лет [1] . Его правление было отмечено невиданным разгулом тирании. Вся духовная жизнь страны была парализована и подчинена интересам государства. Именно так происходит в тех странах, где драконы выходят из подчинения демиургов и создают в стране невыносимую духовную атмосферу, подавляя любые проявления свободы. В «Шахнаме» об этом говориться так (2, «Царствование Зохака») :

Зохак властелином воссел на престол
И тысячу лет на престоле провел.
Все были покорны творившему зло,
И время немалое так протекло.
Обычай правдивых и чистых исчез;
Везде побеждал омерзительный бес.
Куда ни посмотришь коварство в чести,
Лжи всюду дорога, нет правде пути.
Насилья и злобы настала пора,
Лишь втайне чуть слышался голос добра.

Далее в Шахнаме описывается, как доблестный царь Фередун (Авест. Траэтаона) сумел победить злобного Дахака, однако не убил его, а сковал цепями и сбросил в преисподнюю.

Описание Джона Толкиена.

Великий английский мистик и современник Даниила Андреева также упоминал это чудовище под именем Саурона – слуги Неназываемого, который после заточения своего властелина решил подчинить себе Среднеземье или Эндор, т.е. наш мир. К сожалению, в своих трудах он не оставил подробного описания этого персонажа. В романе «Сильмарилион» (3) автор «Властелина колец» лишь упоминал, что первоначально Саурон не был ужасным и мог принимать весьма приличный облик. Однако, именно он одурманил сознание королей Нуменора и заставил их поклоняться Неназываемому, искусив надеждой получить бессмертие. Причем описание нравственной деградации королей Нуменора практически в деталях совпадает с описанием нравственной деградации царевича Зохака в «Шахнаме».

Единственным отличительным признаком Саурона, согласно Толкиену, является «Багровое око», неусыпно следящее за всеми его рабами. Характерно, что и в русской культуре, испытавшей на себе суровый гнет государственных структур возникла фраза «око государево». Впервые этот термин возник в царствование Ивана Грозного, когда подданные русского царя впервые ощутили на себе неусыпный взгляд демона великодержавия.

Характерно, что и Даниил Андреев в поэме «Русские боги» описывает «око» демона государственности, которое неусыпно преследует его:

И вдруг я понял: око чудища,
С неутолимой злобой шаря
Из слоя в слой, от твари к твари,
Скользит по ближним граням льда,
Вонзается, меж черных груд ища
Мою судьбу, в руины замка
И, не найдя, петлей, как лямка,
Ширяет по снегу сюда.

Таким образом, если иранская традиция описывает процесс появления этих существ, то Толкиен описывает завершающую фазу их существования, когда последний из этих монстров уничтожит остальных и создаст всемирную империю. В этом акте он окончательно утратит функцию защитника, поскольку других уицраоров просто не останется, и превратится во всемирного тирана и слугу Неназываемого.

Роман Толкиена «Властелин колец» описывает борьбу истинного короля Арагорна с монстром государственности Сауроном. Причем королю предстоит победить не только и столько военные силы своего противника, сколько искушение обладать «Кольцом всевластья» - сосредоточия силы и могущества Саурона.

Таким образом, Андреев и Толкиен с помощью различных художественных средств, но практически одинаково описывали механизм взаимодействия человеческой психики с демоном великодержавия. Жажда обладания кольцом, т.е. жажда власти, согласно Толкиену, поддерживает силу Саурона и наделяет его могуществом. Равно как и у Андреева излучение людьми комплекса великодержавного шовинизма наделяет демона великодержавия силой и могуществом.

Смысловой анализ термина.

Теперь попробуем провести анализ самого термина «уицраор». Как и во многих иных случаях Андреев «услышал» это имя, т.е. могли иметь место определенные искажения изначального термина. Попробуем провести его семантический анализ и выявить его изначальные звучание и смысл.

Данный термин можно разделить на несколько слогов Уиц – ра – ор. Проанализируем каждый слог в отдельности. Звук «ц» не используется в языке небесных иерархий, поскольку входит в число, так называемых «инфернальных» звуков. Следовательно, мы можем предположить, что этот звук является искажением какого-либо другого. Наиболее близким по звучанию «верхним» звуком является звук «с». Тем более, что Толкиен «услышал» это имя как «Саурон». Таким образом, можно предположить, что первый слог может звучать как «уис».

Сочетание «уи», в свою очередь, может быть также одним звуком, несуществующем в нашем языке, и который Андреев пытался передать с помощью данного сочетания. По всей видимости, это тоже инфернальный звук похожий на свист. Какой же «верхний» звук может соответствовать ему? Предположим, что это звук «а», поскольку в этом случае получается сочетание «ас», имеющее вполне определенный смысл в арийском языке. В славянских языках оно обозначает Я, в смысле духа («Аз есмь»). В германских языках этот термин имеет дополнительный смысл – «великий». «Асы» – это наименование богов в германской мифологии. (Отсюда ас – лучший в своем деле.)

Звук «р» является обозначением времени. В результате сочетание «Аср» будет означать духа, обредшего существование по времени, т.е. личность. В германских языках, соответственно, это сочетание означает великую личность. И действительно в древнеиранском языке Асура или Ахура означает господин. Причем характерно, что именно этим термином называют себя правители Ассирии – первого государства, в котором, согласно Андрееву, родился имперский монстр.

Наконец, последний слог «ор» означает страж или хранитель.

Таким образом, смысл имени демона великодержавия может быть прочитан как «Асраор» или «Асураор» и переведен как «страж господина», что соответствует изначальному предназначению этих существ – охранять народ цивилизации от внешних врагов.

Сергей Евтушенко
30 ноября 2004

 

Обновлено
30 октября 2007

Комментарии.

[1] Эта дата не взята с потолка, у нее есть астрономическое обоснование. В недавнем прошлом астроном Шпитальная выдвинула гипотезу о существовании в солнечной системе еще одного объекта – карликовой «железной звезды». По расчетам астрономов цикл этого небесного объекта составляет около 1000 лет. Данный объект трудно наблюдать в связи с очень низким альбедо (отражающей способностью). Данный объект является астрологическим сигнификатором уицраоров.

Литература.

  1. Андреев Д.Л. «Роза Мира».
  2. Фирдоуси. «Шахнаме», Научно-издательский центр «Ладомир» - «Наука» Москва 1993 г.
  3. Толкиен Д.Р.Р. «Сильмариллион», «Гиль Эстель», Москва 1992 г.